Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Иерихон



Но фото просто дорога, автобусная остановка...
Если ничего не знать, то можно проехать мимо, ничего не отложив в памяти.
Ребята, изучайте карты и историю перед путешествиями!
Но это не простая дорога – она ведет в библейский город Иерихон. Город на территории Палестины. До него около часа медленным шагом.
Если знать немного больше, то ты будешь неотрывно смотреть на пустынные холмы и особенно на утес слева. По преданию, Христос провел тут свой сорокадневный пост после крещения. И на этом утесе искушал его дьявол.
Кстати, картина Крамского «Христос в пустыне» довольно точно описывает местный пейзаж. Цвет камней у Крамского серый, но это нормально – после захода солнца все камни и кошки серы.

– Слушай, я не понял, а почему в Иерусалиме между израильскими и палестинскими территориями стоит стена, а тут можно сесть сесть в автобус и приехать в Иерихон играть в местном казино? Мы, вообще, где?
– Ты ищешь логику? Тут говорят, что логика наука древнегреческая, и к жизни в Израиле она не имеет никакого отношения.
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Рай – какой он?

Я думаю, что всем интересно как выглядит рай, как выглядят его обитатели и что мы будем там делать. В апокрифичной книге «Апокалипсис от Петра» все это красочно описано.

Как выглядит рай
… огромное пространство вне этого мира, сияющее сверхъярким светом; воздух там сверкал лучами солнца, сама земля цвела неувядаемыми цветами, была полна ароматов и прекрасноцветущих вечных растений, приносящих благословенные плоды. И до того сильно цвело все, что запах оттуда доносился и до нас. А жители того места были одеты в одежду светлых ангелов, и одежда их была подобна их стране. Ангелы носились там среди них.

Как мы там будем выглядеть
… на которых мы не могли прямо смотреть: ибо от их лица исходил луч, как от солнца, а одежда их была светлая, какой никогда не видел глаз человеческий. Уста не могут рассказать, а сердце помыслить блеск, в который они были облечены, и красоту их лица; глядя на них, мы изумлялись. Тела их были белее всякого снега и краснее всякой розы, и красное у них смешано с белым. Я просто не могу описать их красоту. Волоса у них были волнистые и блестящие, обрамлявшие их лица и плечи, как венок, сплетенный из нардового цвета и пестрых цветов, или как радуга в воздухе. Таково было их благолепие.

Что мы там будем делать
… они единым голосом славили Господа Бога, радуясь в том месте.

Ну, что сказать... При желании, если воспользоваться услугами визажиста и поехать в Коста-Рику ранней весной, то некое подобие рая можно устроить и на земле. Это не будет «вне этого мира», но привыкать надо постепенно.

Дыра в образовании закрыта

Динамичный сюжет «Мастера и Маргариты» не позволял оторваться и заглянуть в другие книги, чтобы до конца понять все, что хотел сказать Булгаков. Уже много лет меня интриговали шесть доказательств существования Бога, упомянутые Воландом в первой главе. Вот эти строчки:

– Но, позвольте вас спросить, – после тревожного раздумья спросил заграничный гость, – как же быть с доказательствами бытия божия, коих, как известно, существует ровно пять?
– Увы! – с сожалением ответил Берлиоз, – ни одно из этих доказательств ничего не стоит, и человечество давно сдало их в архив. Ведь согласитесь, что в области разума никакого доказательства существования бога быть не может.
– Браво! – вскричал иностранец, – браво! Вы полностью повторили мысль беспокойного старика Иммануила по этому поводу. Но вот курьез: он начисто разрушил все пять доказательств, а затем, как бы в насмешку над самим собою, соорудил собственное шестое доказательство!
– Доказательство Канта, – тонко улыбнувшись, возразил образованный редактор, – также неубедительно. И недаром Шиллер говорил, что кантовские рассуждения по этому вопросу могут удовлетворить только рабов, а Штраус просто смеялся над этим доказательством.
Берлиоз говорил, а сам в это время думал: «Но, все-таки, кто же он такой? И почему так хорошо говорит по-русски?»
– Взять бы этого Канта, да за такие доказательства года на три в Соловки! – совершенно неожиданно бухнул Иван Николаевич...


Пять доказательств в средние века придумали схоластики, которые пытались примирить веру и разум. Вот эти доказательства:

1. Бог – это абсолютное совершенство, а не существовать – это признак несовершенства, следовательно, Бог не может не существовать.

2. Мы мыслим Бога, значит, он существует, ибо нельзя мыслить то, чего нет, никогда не было и не может быть вовсе.

3. Если у всего на свете есть причина, то и у мира в целом тоже есть своя некая причина, которая, несомненно, первична по отношению к нему и более совершенна, чем он. Но что может быть больше и совершеннее, чем все бескрайнее мироздание? Только Бог.

4. При взгляде на мировой порядок невольно возникает вопрос: могла ли неразумная, а тем более неживая материя сама по себе так правильно и разумно устроиться? Не могла! Значит, необходимо предположить наличие совершенного и предельно могущественного разума, который и упорядочил все мироздание, приведя его к состоянию беспредельной красоты и гармонии. Этот разум и есть Бог.

5. Все существующее расположено в иерархическом порядке: неживые тела, живая природа, человек, наделенный разумом, но не всемогущий. Для завершения мировой иерархии необходимо предположить наличие четвертого уровня. Это будет Бог, который обладает не только разумом, но и является всемогущим.

А какое шестое доказательство придумал Кант? Вот вольное изложение его мыслей:

6. Мы не хотим жить в мире, где торжествуют злодеи и страдают невинные, где процветают только ложь и подлость, насилие и жестокость, где преступление почитается добродетелью и возможна одна несправедливость. Мы непроизвольно считаем, что мир не таков, что в нем есть и правда, и справедливость, и добро, и порядок. И поскольку мы так твердо убеждены в этом, то обязательно должны признать существование Бога как гарантии действительности и незыблемости всего вышеперечисленного. Такое предположение необходимо, так как без него наше существование немыслимо.

Иван Николаевич предложил за такое доказательство отправить Канта на Соловки. Я был на Соловках. Сейчас это прекрасное место. Я бы с удовольствием посидел с Кантом на берегу острова Анзер. Тихий вечер, горит костер, плещется прибой, в котелке варится уха. Мы разливаем с Кантом по маленькой, закусываем салом с солеными помидорами и беседуем о бозоне Хиггса.

P. S. На фото вчерашний, еще нерастаявший снег. С Кантом было бы интересно и об этом поговорить.