Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Интеллектуальная катастрофа



Не пугайтесь заголовка эссе. Точнее было бы назвать его интеллектуальные проблемы, но проблем у нас много – зачем добавлять еще одну? Катастрофа – это интереснее и загадочнее, при этом слове мы оживаем, стараемся что-то сделать.
Итак, грядущая интеллектуальная катастрофа. По пунктам.


1. Допустим, что мы читаем не меньше, чем в двадцатом веке. Но говорить о книгах практически невозможно. Доступных книг стало слишком много. Вероятность, что вы с собеседником одновременно читали одну и ту же книгу, равна нулю. Возможно, вы читали эту книгу три года назад, но уже забыли, о чем там речь. Разговор не получается. Как жалки попытки сказать, что вы открыли новое имя! В лучшем случае вас попросят прислать сообщение с именем автора. На этом все закончится. Пока еще можно говорить о сериалах – тут вероятность совпадения больше. Но стриминг развивается, мы смотрим разные сериалы.
Почему это предтеча гуманитарной катастрофы? Мы все меньше говорим о литературе и серьезных работах в кинематографе. Разве что ругаем или хвалим скандальные киноленты. На замену приходят разговоры о политике (сразу вспоминаются «пикейные жилеты» Ильфа и Петрова) и быте. А это конец интеллектуальной жизни.


2. Наши знания становятся википедичными и гуглообразными. Мы перестаем изучать связи и динамику. Можно легко поругать или похвалить экзистенциализм Сартра, прочитав пару страниц в сети, но мало кто удосужится изучить работы Кьеркегора, Гуссерля и Шеллинга, чтобы понять, как Сартр пришел к своим выводам. Результат – наши знания становятся все более поверхностными, нам все труднее «вставать на плечи гигантов», чтобы идти вперед, а не повторять уже сделанное.


3. Мы приросли задницами к креслам у компьютеров, почти перестали разговаривать. СМСки и комментарии к постам заменяют нормальное общение. Почему это ужасно? Потому что в живом разговоре человек скажет больше, чем напишет. Профессионалы стараются не писать о своих бредовых идеях, о мыслях, которые могут быть неоднозначно интерпретированы. Они знают, что в сетевые дискуссии, обычно, вступают дилетанты или хамы. Живой разговор – это другое. Тут не отмолчишься и не отшутишься от неудобных вопросов. Можно рассказать о фантастических идеях или захватывающей дух интерпретации известных фактов. Такие беседы окрыляют рассказчика и слушателя.
Это уходит. Даже образование становится виртуальным. Онлайн университеты все популярнее. Они прекрасны для повышения квалификации, но ужасны для интеллектуальной жизни.


4. Настоящий искусственный интеллект появится в момент, когда компьютер научится не только отвечать на заданные вопросы, но и задавать вопросы сам себе. Тогда рухнет последнее прибежище нашего интеллекта: наука и техника – области, где мы еще думаем и стараемся получить систематическое образование, понимая, для чего оно нужно. Но и тут наметились опасные тенденции – вместо размышлений о причинах, следствиях и фундаментальных основах мы все чаще используем компьютерное моделирование. Это проще, нагляднее, не надо ломать голову.

Пунктов можно добавить, но и перечисленные вселяют страх и ужас, когда думаешь о нашем будущем. Мы перестаем разговаривать, писать письма, читать больше, чем три абзаца. Мы ленимся запоминать и думать.
Как с этим бороться, как оттянуть конец нашей интеллектуальной жизни? Можно, конечно, пропагандировать книжные клубы, встречи с интересными людьми, напоминать, что учиться никогда не поздно, но все это есть. И практически не работает. Интеллектуальная лень вползает в нашу жизнь, гаджеты заменяют общение. Скоро подешевеют, станут прекраснее гаджеты с виртуальной реальностью, и тогда нам придет конец. Этот конец будет красивым, легким и радостным.
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Темные аллеи



Сейчас могу читать только русскую классику. Все остальное не трогает.
Я не то что фанат Бунина, Куприна и Чехова – просто период такой.
Перечитал «Темные аллеи».
Аллеи и в самом деле темные.
Умерла от родов, повесили на притолоке, застрелили, выпила яд, умер в метро, собака порвала горло, с велосипедом бросился под поезд, застрелился из двух револьверов... Одному герою повезло – стреляли, но не попали.
Что было в голове у 68-летнего Бунина, когда он начал писать свои «аллеи»?
В Европе полыхала война, а он писал о несчастной любви.
Писал не ради денег, не на потребу публике – Нобелевскую премию он уже получил.
Пожилой мужчина обиделся на женщин?
Перестал верить, что бывают чувства, а не похоть?
А если чувства, то такие, что лучше выпить яд?

– Иван Алексеевич, ау?
– Видишь ли Володя, – сказал Иван Алексеевич во время спиритического сеанса. – А ты не пробовал написать рассказ о счастливой любви? Вот они встретились, полюбили, женились, живут душа в душу. Так бывает?
– Вы про одесский анекдот, где Collapse )

Черные лебеди



Черные лебеди встречаются редко.
С легкой руки Талеба, написавшего книгу о редких событиях, «черным лебедем» стали называть нечто мало ожидаемое.

Я удивляюсь способностями людей, кто умеет из пустяковой задачки по теории вероятностей написать нечто забавное на сотнях страниц.
«Черный лебедь» возникает не на пустом месте. Любой грамотный аналитик видит, что скоро он прилетит.

Вот простой пример. Collapse )

Кем себя считать (50)

– Трагедия старости не в возрасте, а в том, что считаешь себя молодым.
– Оскар Уайльд?
– Я сам это понял. Был в компании студентов, тосты произносил, шутил, все смеялись... Но после трехсотого грамма коньяка я трагически догадался, что они ждут моего ухода.
– Ушел?
– Конечно, коньяк-то уже кончился.