Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Ладога – 2 (отрывки из повести)




Боцмана тоже зовут Володя. Чтобы нас различать, боцмана зовут Боцман, меня – Американский шпион.
– Как зовут твоего куратора? – интересуется боцман. Он работает в МИДе, ему это важно.
– Абрам Семеныч, – разглашаю я военную тайну.
– Ты сразу на две организации работаешь? – изумляется капитан. – Вот она, сила доллара!
Боцман заявляет, что за умеренную плату готов рассказать все секреты. Он отвечает за организацию культурных встреч и выпивок с зарубежными странами.
– Если бы знал, какие тыщи уходят налево!
Тут он замолкает и ждет, когда я назову сумму вознаграждения.
– Абрам Семеныча это не интересует.
Боцман обиженно замолкает и заявляет, что «американский шпион» слишком долго выговаривать и он будет звать меня просто американцем.
– Доложи Абрам Семенычу, что прибыл на место, – подсказывает капитан.
Достаю выключенный телефон, говорю, что к выполнению задания готов, команда тоже готова, а в моей каюте полно долларов.
– Мы будем тебе помогать, – говорит капитан. – Только не забудь поделиться гонораром.
Киваю, и открываю шкафчик за моей головой. Там рюмки, бутылки и бочонок.
– Ром?
– Лучше! Флотская настойка коньяка, водки и целебных трав.
Рядом со шкафчиком темно-зеленая бутылка с мутной жидкостью. Открывая пробку, нюхаю.
– Спирт?
– Адская лечебная смесь. Содержит все известные целебные травы. Ядовита, только для наружного употребления. Тебя полечить?
Неделю назад в Миннесоте меня за ухо укусил клещ. Капитан достает палочку с ватой, мочит ее в бутылке.
– На, лечись! Я отвечаю за здоровье экипажа. Могу сейчас сделать тебе искусственное дыхание и поставить клизму.
Я сразу чувствую себя здоровым и интересуюсь, что за книги на полках.
– Это гости натаскали.
Беру книгу Александра Городницкого. Открываю, вижу автограф.
– Он тоже на Глории плавал?
– Нет, но мы знакомы. До твоего приезда я читал ее боцману вслух.
– Боцман не умеет читать?
– Это я еще не выяснил, но слушать он умеет.
Достаю привезенную бутылку бренди.
– Легкий. Пьется, как песня льется!
Боцман отвинчивает пробку.
– Нюхается легко, – заключает он, – но на работе нельзя.
С недоумением смотрю на капитана.
– Через пять минут отчаливаем, – объясняет он.
– В рынду будем звонить?
– Это обязательно. И по радио скажем, что яхта Глория выходит из акватории.
На причале собрались яхтсмены, чтобы нас проводить. Отвязываем швартовые концы от кнехтов, заводим дизель. Яхтсмены внимательно смотрят за нашими маневрами. Мне сразу вспомнился Гоголь:
– Вишь ты, – сказал один другому, — вон какое колесо! Что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?
– Доедет, — отвечал другой.
– А в Казань-то, я думаю, не доедет?
– В Казань не доедет, — отвечал другой.

Капитан ударил в рынду, распугав дремавших чаек, прибавил обороты и мы отчалили. Кроме яхтсменов нас провождали две собаки, разбитые окна умершего целлюлозно-бумажного комбината и густой черный дым из трубы заводика по производству древесно-стружечных плит.

Горы в дымке

Меня попросили поставить фото с горами в золотой дымке.
Я нашел нечто похожее. Это Скалистые горы в Канаде.
Утро, позади месяц за рулем. Спать хочется, в голове никакой романтики.


Лист

2014-05-10-01

Утром просыпаешься и думаешь: «Ну вот, у тебя есть еще один день!»
А когда приходит май, то появляется уверенность, что у тебя еще будет целое лето!
А ведь это – почти вечность!
В мае происходят чудеса, исполняются старые мечты и появляются новые.
Они не могут не появиться, когда вокруг всё дышит надеждой!
Когда хочется забыть холодные зимние ночи и слякотную весну.
Когда хочется думать только о тишине и любви.
Вот распустился лист, радуется ласковым солнечным лучам и веселым дождям.
Он еще не знает про осень.
Он только чувствует, что с каждым днем становится теплее, что он растет, и рядом растут другие листья.
Такие молодые и красивые.
Не хотящие знать про осень.

Короткие летние рассказы

2013-12-14-03

2013-12-14-01

2013-12-14-02

Сад первый
Мы с дочками едем на велосипедах по острову. Вокруг острова плещется озеро Мичиган. Что сюда тянет туристов - непонятно. Вокруг все обыденно: асфальтовые дороги, по которым мало кто ездит, аккуратные рощицы, ухоженные поля с овощами, сады, где растут яблоки и вишни. На берегу острова немного красных скал, есть песчаные дюны, зарастающие высокой травой.
Мы подъехали к ухоженной грунтовой дороге, ведущей к фермерскому дому, обсаженному елями и соснами. Около дороги растет яблоня. Яблоки большие, зелено-желтые, налиты соком, почти прозрачные. Мы срываем по яблоку и не спеша съедаем. Потом еще по одному. Берем в запас.
От фермерского дома отъезжает грузовичок и проезжает мимо нас. Я кричу, что мы готовы заплатить, сколько с нас? Водитель улыбается, показывает большой палец, приветливо машет рукой и уезжает.

Сад второй
Апеннины, Италия. Затерянные городки среди скал и зеленых склонов, где растет высокая сочная трава или виноград. Внизу темнеют рощи, там по утрам ходят с собаками любители трюфелей. Днем жарко. По календарю конец мая, но лето давно уже потеснило весну. Отцветают маки, виноград обрезан, на полях появились первые валки с сеном.
У грунтовой дороги, лениво переваливающейся с холма на холм, растет черешня. Красно-желтые ягоды крупны и соблазнительны. Я останавливаю машину и подхожу к дереву. Там табличка на английском языке: «Ягоды обработаны ядохимикатами!»
Надпись для туристов. Местные английский не знают, зато знают, что ничто не обработано - это дорого, да и вредителей тут практически нет.
Мы едем дальше. Я вспоминаю плакат на пляже в Израиле: «Рыб кормит нельзя!» Надпись одна - на русском языке. И еще объявление в пражской гостинице, что администрация просит на второй этаж ходить пешком. Просит, почему-то, только по-русски.
Дорога поднимается на вершину. Оттуда видны крепостные стены городка на соседнем холме и синие гряды гор, над которыми собираются серые тучи. Скоро пойдет дождь, он смоет буквы с пугающего объявления у дерева черешни.

Змея
Монтана, парк Йеллоустоун.
Позади жаркий день, вечером мы с дочками решили залезть на вершину большого холма, чтобы сверху посмотреть на долину горной речки.
Наташка худенькая, подвижная, она задает темп, подгоняя нас с Юлькой. Вдруг она останавливается и задумчиво спрашивает:
- Пап, а змеи тут есть?
Я собираюсь пожать плечами, но тут вижу сухие остатки гремучей змеи.
- Вот, последняя умерла от голода!
Наташка прячется за мою спину и оттуда с опаской рассматривает засохшую шкурку с коричневыми ромбами.
На этом восхождение закончено. Мы спускаемся вниз, опасливо поглядывая на большие камни, лежащие около тропинки.

На границе
Я брожу около границы Северной Осетии и Грузии. Через неделю приедут друзья, и мы начнем сплав по Тереку. А пока я зарисовываю в блокнот опасные места мутно-коричневой реки и наслаждаюсь тишиной, когда поднимаюсь в горы, подальше от ревущего потока.
Ручей, около которого я сижу на теплых камнях, чист и прохладен. Я выбираю плоский камень, достаю из рюкзака и нарезаю огромные красные помидоры, зеленые огурцы с острыми пупырышками и большую лепешку с сыром.
Из сухих сучьев развожу крошечный костер и согреваю на нем куски лепешки.
В белой эмалированной кружке вода из ручья, надо мной голубое небо, теплое солнце, вокруг бесконечные горные хребты, далеко за облаками скрыта вершина Казбека, внизу на склоне пасется отара овец, еще ниже Военно-Грузинская дорога, по которой тянутся крошечные машины.
Хорошо!

Короткие зимние рассказы

2013-12-07-06

Вклад в развитие альпинизма
Мой первый выезд в горы был зимой.
- Я через неделю уезжаю на Кавказ! - сказал я, снимая тяжелый рюкзак в прихожей.
- Ой! - сказала мама. - И зачем?
- Лучше гор могут быть только горы! - пропел я, отчаянно фальшивя.
- Лучше бы ты с девушками гулял! - предложила мама.
Я ушел в свою комнату и стал раскладывать на тахте вещи, без которых нельзя было обойтись. Эти вещи скоро заняли всю тахту и начали накапливаться на стульях и полу.
- Я тебе свитер зашью! - сказала мама и пошла за очками.
Отец долго смотрел на тяжелые ботинки с металлическими триконями, потом потрогал их пальцем, вздохнул и пошел с ними на кухню. Там он намазал ботинки подсолнечным маслом, надел их на толстые шерстяные носки, закурил папиросу и стал ходить взад-вперед по коридору.
- Это мой вклад в развитие альпинизма! - говорил он на каждом повороте.


Зимняя прогулка
Под ногами хрустел первый снег, а мороз щипал щеки и нос.
Из озера вытекала речка, и в этом месте не было льда.
Там по черной воде плавали ослепительно белые лебеди.
Они отдыхали на пути в теплые страны.
Скоро завоют снежные вьюги, вырастут сугробы, и озеро опустеет.
А лебеди останутся в памяти, как чудо.
Чудо не может быть вечным.


Бизнес леди
Выезд на главную дорогу представлял собой горку, покрытую льдом.
Соблюдая правила, я остановил машину и понял, что не могу тронуться.
Колеса проворачивались, машина крутилась на месте. Надо было сдать назад, чтобы разогнаться.
Сзади стоял большой дорогой внедорожник.
Я открыл дверь и рукой показал, чтобы меня объехали.
Из машины вышла молодая, очень хорошо одетая женщина.
Она подошла к моему багажнику, залепленному грязью, сняла белые перчатки и приготовилась толкать.
- Газуй! - крикнула она.
Я заметил ухоженные руки с ярким красным маникюром.
На главной дороге движение замерло в обоих направлениях. Все с интересом наблюдали за развитием событий.
Я нажал на газ и вылетел на дорогу.
Там я притормозил на обочине, открыл окно, чтобы крикнуть спасибо, но ни внедорожника, ни женщины уже не было.


Падает снег
Когда падает снег, то становится очень тихо.
Мир становится маленьким, кажется, что улица, которую видно в окно, и есть то последнее, что осталось.
Все остальное занесено снегом, там нет движения, нет жизни.
Только падающий снег.
А когда зажигаются фонари, то снег становится желтым.
Ты не включаешь свет и видишь, как комната постепенно заполняется желтой тишиной.

Золотая осень. Тест на установку фото.

золотая осень
Это просто воспоминание о золотой осени и тест на установку картинок.
Первоначальный вариант был в два раза больше, мне его ужали в сервере ЖЖ. Может кто знает, как можно ставить картинки в 600 пикселей. Майл.ру такие картинки пропускал.