Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Сан Саныч



ЧТЕНИЕ
Сан Саныч пришел в гости, и его попросили прочитать сказку ребенку, пока хозяева накрывают на стол. Через минуту Сан Саныч появился на кухне.
– Так быстро прочитал? – удивилась хозяйка.
– Я пересказал сказку «Колобок» своими словами, – сказал Сан Саныч. – Этих слов оказалось немного.
– И что ты сказал?
– От судьбы не уйдешь.

***

БОГАТСТВО
– Умерь свои желания и почувствуешь себя богатым, – сказали Сан Санычу.
Сан Саныч подумал, заказал чизбургер с кока-колой, но богатым себя не почувствовал.

***

ЭТИКЕТ
Сан Саныч пошел на лекцию о современном этикете.
– Сейчас звонок без предварительного текстового сообщения – это техническая безграмотность и моветон, – сказал лектор.
В это время Сан Санычу позвонил приятель.
– Ты технически безграмотный моветонист, – прошептал Сан Саныч в трубку.
Приятель испуганно отключился, а Сан Саныч продолжил слушать лекцию.

***

КРИТИКА
Сан Саныч пришел на работу и сказал, что вечером смотрел фильм и он ему не понравился.
– Ты сделал две ошибки, – сказал коллега. – Критика должна быть конструктивной, и еще нужно уметь находить что-то хорошее.
– Фильму не хватает хорошего сценариста, режиссера и артистов, – сказал Сан Саныч.
– Ну а что ты нашел хорошего?
– Хорошо, что это фильм, а не сериал.

***

ИСКУССТВО
Сан Саныч пришел в музей современного искусства и остановился перед кучей ржавых железяк.
– Эта инсталляция символизирует конец века громоздких вещей и механизмов. Мы перешли в эпоху миниатюризации, – объяснил экскурсовод.
Сан Саныч долго искал в инсталляции что-нибудь миниатюрное, не нашел и догадался, что миниатюризация достигла такого совершенства, что ее просто не видно.
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Осень



Ура, наступила осень! Не будет жары, духоты, комариного писка, злых августовских ос и ощущения, что лето проходит, а ты еще не отдохнул.

Теперь ты точно знаешь, что не отдохнул, принимаешь себя таким как есть. Пусть неотдохнувшим, но готовым к чему-то высокому и светлому, как осеннее небо, по которому плавают цветные листья.

И еще начало учебного года. Это всегда было для меня праздником. Учиться я любил. Вернее, любил начинать учиться – листать новые учебники, перебирать чистые тетради, расписывать авторучки, изучать расписание занятий.

Любовь к учению не угасла. Даже возросла – исчезли экзамены. Вместо них – применение знаний. Это интереснее. Был короткий период, когда я оценивал знания монетарно – смогу ли я на этом заработать? Сейчас это ушло. Важнее, смогу ли я кого-то порадовать?

Пригодилась ли мне учеба? Да, и еще раз, да. Абсолютно все. Даже курс «Истории КПСС». Это был один из взглядов на историю. Пусть предвзятый, политизированный. Но до этого у меня и такого не было. Рад, что получил образование в СССР. Все было разумно. Физтех – это просто песня. Он научил думать и работать самостоятельно. Не оглядываться на авторитеты, не бояться начинать все сначала, рассчитывать только на себя.

За окном солнце, все зеленое. Но мы-то знаем, что лето прощается. Оно устало. Приходит молодая осень.

Хаос в ноябре




Перефразирую мысль Станислава Лема: хаос не может быть произведением искусства, но описание процесса образования хаоса вполне может быть художественным произведением.

Об этом думаешь, когда остаешься один на один с домашним хозяйством. Хаос проникает в дом через все возможные щели. На комодах появляется пыль, ветер гоняет по ковру осенние листья, найти что-либо в холодильнике становится все труднее. В сахарнице появляется соль, а в солонке – вакуум. Рекламные письма из почтового ящика как-то сами распространяются по всем поверхностям. Перегорает электрический чайник, пустеет птичья кормушка, кончается зубная паста.
Вечером выходишь в сад, где глаза слепит огромная луна. В ее сером свете видишь, что убранные неделю назад листья вернулись на свои места, а прополотые сорняки дали новые всходы. Вот кто-то пролетает мимо, мелькает черной тенью и со смехом растворяется в небесной темноте. Пахнет ноябрем: засыхающими листьями и холодной сыростью. Голые деревья вроде стоят на своих местах, но лунный свет обманчив. Ты делаешь шаг, другой, и пространство начинает скукошиваться. Садовая скамейка оказывается гораздо ближе, чем ты думал. Потираешь ушибленное колено и решаешь больше не испытывать судьбу. Крадучись возвращаешься домой, пытаешься включить компьютер, убеждаешься, что он не включается, берешь планшет, описываешь процесс образования хаоса и бредешь в спальню, надеясь, что хоть кровать осталась на месте.

Как я учил английский – 2

Я уже писал, что словарь в картинках – это лучший помощник для изучения существительных.
Не обязательно покупать бумажную копию такого словаря. Все есть бесплатно в Интернете. Вот пример одного из лучших сайтов:Collapse )

Из блокнота



При слове «бардак» многие думают об экономике, а я о верстаке в мастерской. Вот парадокс – везде я аккуратист, но не здесь. Мастерская – это место, куда сливается и где концентрируется моя энтропия, которая так мешает в другой, более важной жизни.

***

А ведь наступит время, когда день с визитом к врачу в четыре часа ты будешь считать полностью загруженным.

***

Покупая гири, ты покупаешь еще мысли о быстротечности жизни и необратимости времени.

***
Collapse )

Необратимость и «мужественность»



Стругацкие учили нас, что нельзя совершать необратимые поступки. Или быть готовым, что за них придется платить высокую цену.
Рок-музыкант Мик Джаггер сформулировал это немного по-другому: ты можешь позволить себе зайти настолько далеко, насколько сможешь вернуться обратно.

Вроде неоспоримая мудрость? Для ловеласа это означает, Collapse )

Тире между датами




Привыкаешь, что надо работать. Даже если не надо.
– Ты это... помедленнее, а то жизнь пройдет мимо.
А как помедленнее? Завтра нужно закончить одно, второе. А третье надо было закончить неделю назад.
И еще папки в компьютере дразнят светофорным цветом «приговиться».

Пролетела неделя. Главное было выполнить обещания. Остальное – потом.
– А ты не обещай!
– А если язык живет своей жизнью?
– Когда придет время оглянуться, будешь жалеть.
– Жалеть не буду. Если жил, то умереть нельзя. Мои годы останутся в четырехмерном пространстве Х, Y, Z и время. Для кого-то время пойдет дальше, а мое застынет между двумя датами на памятнике. Где тире. Там я и буду жить. Не такое уж это тире плохое. Там много чего было – не только выполнение обещаний и работа. И любовь никуда не уходит. Она тоже застывает в своем тире. Да и кто сказал, что время не вернется? Все что уходит потом возвращается – солнце, весна, листья, ласточки. Иногда даже женщины возвращаются.
– Они приходят другими.
– Я не против.
– Это противоречит физике. Я не про женщин, я про тире и ласточек.
– Какой физике? Той, что в школе учили?
– Царя Соломона вспомнил? «И возвращается ветер на круги свои».
– Книга Екклесиаста не хуже учебника по физике. Сто лет назад мы узнали, что время течёт по разному в разных местах. Через сто лет мы узнаем то, что сейчас и вообразить не можем. Так что Екклезиаст как-то надежнее.
– Но ведь «суета сует – всё суета». Это я о делах.
– Да, «нет от них пользы под солнцем!» Но всё не так безнадежно, ведь «нет ничего лучше, как наслаждаться человеку делами своими». Даже бесполезными под солнцем.
– Это ты о забытых папках в компьютере?
– И о них тоже. Надо успеть насладиться. Ибо "кто приведет его посмотреть на то, что будет после него».

Бумагомарание



«Страсть к бумагомаранию является признаком развращенности века». – Монтень.
И он же: «Следовало бы иметь установленные законами меры воздействия, которые обуздывали бы бездарных и никчемных писак».
И это было написано в 16-м веке. Ничто сейчас не ново: луна, солнце, человеческая природа...
Я наконец-то дочитал три книги «Опытов» Монтеня, получая удовольствие почти на каждой странице. На некоторых главах я застрял. Монтень, например, пишет, что любил учиться у плохих наставников – их неумелость прямо кричит, что надо делать лучше, чем они.

А ведь в этом что-то есть! У меня было много плохих учителей. Они говорили умные слова, путались в аргументах, подчеркивали, что их опыт позволяет вещать истины, а мне надо принимать это на веру.
Collapse )

Кем себя считать (50)

– Трагедия старости не в возрасте, а в том, что считаешь себя молодым.
– Оскар Уайльд?
– Я сам это понял. Был в компании студентов, тосты произносил, шутил, все смеялись... Но после трехсотого грамма коньяка я трагически догадался, что они ждут моего ухода.
– Ушел?
– Конечно, коньяк-то уже кончился.

Первое сентября



1 сентября, 2015 года, 9 вечера. Темно, температура +29, влажность 76%. Тепло и сыро. Зимой буду мечтать о такой погоде.

Я всегда обожал первое сентября в школе. Чистые тетради, новые учебники, внушающие уважение к моей головушке, которая все это узнает, запомнит и забудет.

Веселые одноклассники, радующиеся окончанию городской летней скуки. Девчонки за лето похорошели, и мы стараемся им соответствовать. Я перепрыгиваю на одной ноге через табуретку, Бердянов за ножку поднимает стул, Сысоев десять раз отжимается на одной руке. Девчонки на нас не смотрят. Они собрались в кружок около окна и щебечут о чем-то, почти взрослом. До меня доносится:
– Ага, не ревнует и не следит. Нагнулся за кустами, а ж-па торчит.
– На уроке я туфли буду снимать. Мне только мозолей не хватает.
– А ко мне в автобусе старый козел прижимался...

Учителя напоминают, что мы учили в прошлом году. В классе жарко. Биологичка расстегнула кофточку на одну пуговку больше, чем обычно. Наше внимание приковано к этой пуговке.

Collapse )