Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Рай – какой он?

Я думаю, что всем интересно как выглядит рай, как выглядят его обитатели и что мы будем там делать. В апокрифичной книге «Апокалипсис от Петра» все это красочно описано.

Как выглядит рай
… огромное пространство вне этого мира, сияющее сверхъярким светом; воздух там сверкал лучами солнца, сама земля цвела неувядаемыми цветами, была полна ароматов и прекрасноцветущих вечных растений, приносящих благословенные плоды. И до того сильно цвело все, что запах оттуда доносился и до нас. А жители того места были одеты в одежду светлых ангелов, и одежда их была подобна их стране. Ангелы носились там среди них.

Как мы там будем выглядеть
… на которых мы не могли прямо смотреть: ибо от их лица исходил луч, как от солнца, а одежда их была светлая, какой никогда не видел глаз человеческий. Уста не могут рассказать, а сердце помыслить блеск, в который они были облечены, и красоту их лица; глядя на них, мы изумлялись. Тела их были белее всякого снега и краснее всякой розы, и красное у них смешано с белым. Я просто не могу описать их красоту. Волоса у них были волнистые и блестящие, обрамлявшие их лица и плечи, как венок, сплетенный из нардового цвета и пестрых цветов, или как радуга в воздухе. Таково было их благолепие.

Что мы там будем делать
… они единым голосом славили Господа Бога, радуясь в том месте.

Ну, что сказать... При желании, если воспользоваться услугами визажиста и поехать в Коста-Рику ранней весной, то некое подобие рая можно устроить и на земле. Это не будет «вне этого мира», но привыкать надо постепенно.

Философия в быту – 2

Джордано Бруно
… Бог растворен в бесконечной вселенной, где не может быть центра. Центр есть только для нас.

– Наш директор возомнил себя пупом земли или даже центром мироздания! – сказал Сан Саныч в курилке.
– Так оно и есть! – сказал Васильиваныч. – В институте он явно пуп, а наш институт головной в отрасли, наша отрасль главная в стране, а наша страна самая большая...
– У нашего директора два пупа! – добавил механик Костя. – Он еще в своей семье самый главный, а его жена самая красивая из сотрудниц института.
– И что дальше? – поинтересовался Сан Саныч.
– А дальше по списку Васильиваныча.

Томмазо Кампанелла
… В идеальном обществе, объединенном общей идей, нет частной собственности и, следовательно, нет причин для вражды и зависти.

Мы сидели у костра на берегу порожистой речки и смотрели на задницу завхоза Юрки. Задница торчала из палатки, где хранились все наши продукты.
– Завхоз, сыру давай! – робко крикнул Сережка.
– Лучше думайте о завтрашнем соревновании и о том, что лодки еще не готовы, – пробурчал Юрка, шурша пакетами.
– Он там сыр ест! – догадался Вадим.
– Надо его взвешивать до и после визита на склад, – предложил Сережка.
– Вы никогда не построите коммунизм и компанелловский «Город Солнца»! – сказал Юрка, вылезая из палатки с куском сыра. – Ваши потребности всегда будут превышать мои возможности.
Пристыженные, мы съели по куску сыра и стали думать о завтрашнем дне.


Мартин Лютер
… Церковная организация в качестве посредника между Богом и человеком не нужна.

– Почему ты не ходишь на профсоюзные собрания? – спросили Сан Саныча. – Небось льготные путевки хочешь получать?
– Профсоюзы всегда в моем сердце! – нашелся Сан Саныч. – Взносы я плачу регулярно, а с профоргом отдела мы всегда говорим только о технике безопасности и повышении производительности труда.

Фрэнсис Бекон
… Познание мира должно идти от собирания и анализа фактов к обобщениям, а не наоборот.

– Зачем тебе столько женщин? – спросил я Сашку. – Ты же сам говорил, что все женщины одинаковы!
– Этот вывод я сделал после первых трех, – сказал Сашка.
– А теперь?
– А теперь я его проверяю.

Рене Декарт
… Для движения в познании вперед надо усомниться в предыдущем. Нельзя только сомневаться в своем существовании. Если мы сомневаемся – значит мыслим, а если мыслим, то существуем.

– Ты сомневаешься в верности своей жены? – спросил Сан Саныч у приятеля.
– Сомневаюсь, конечно, – сказал он. – А она сомневается в моей верности. Так мы и существуем, сомневаясь.

Дэвид Юм
… Познания ограничены нашими чувствами, все что вне – это наша вера.

– Вот ты расхваливаешь своего Валерку, – говорила Таньке ее подруга. – Он у тебя и красивый, и добрый, и заботливый. А может у него внутри мрак и ужас в ночи.
– У меня нет шестого чувства, чтобы заглянуть ему внутрь, – сказала Танька. – Я просто верю, что он такой.
– А ты включи мозги и подумай.
– Когда я с ним, то у меня мозги не включаются.
– А когда его нет рядом?
– Тогда я думаю только о том, чтобы побыстрее их выключить.

Жан Жак Руссо
… Человек может стать счастливым только после гармонического слияния его природных чувств с правилами социальной жизни.

– У меня, наверное, шизофрения! – грустно сказал Юрка. – Сплошное раздвоение сознания. С одной стороны, я думаю об зачетах, а с другой стороны, перед глазами все время стоит тарелка с жареным мясом и бутылка холодного пива.
– Это не болезнь, а нормальное состояние каждого из нас! – сказал Колька. – Две стороны – это разрыв между твоим внутренним миром и обязательствами перед внешним.
– И как его преодолеть? – спросил Юрка.
– Начни с маленького, – сказал Колька. – С бутылки кефира и бутерброда с вареной колбасой.

Иммануил Кант
… Реально существующее познать невозможно, это «вещи в себе». Мы познаем и изучаем «вещи для нас» – то, что доступно нашему разуму.

– Это понять невозможно! – сказал Юрка и захлопнул учебник по квантовой электродинамике. – Даже женщин понять легче!
– С женщинами все элементарно! – сказал Сашка. – Женщины – это «вещи в себе». Понимать нужно не их, ибо это невозможно, а свое отношение к ним.
– А как быть с квантовой электродинамикой? – поинтересовался Юрка.
– А тут еще проще, – сказал Сашка. – Ее надо не понимать, ибо это тоже невозможно, а учить наизусть!

Иоганн Фихте
… Весь мир – это Я.

– Когда я с тобой, то остального мира для меня не существует, – сказала она.
– А без меня?
– Тем более.

Георг Гегель
… Абсолютная идея воплощается в материальный мир и оттуда снова переходит в идейную сферу – человеческое сознание.

– Моя дачная жизнь прошла точно по Гегелю. Сначала была идея построить дачу, потом она помогла материализоваться домику и летнему сортиру, а потом я там стала жить, писать книги и рожать новые идеи.
– Не совсем так, по Гегелю книги должны быть написаны домиком и летним сортиром!

Людвиг Фейербах
… Есть материальный мир, все остальное – наши фантазии.

Комиссия в нашем общежитии была строга.
– Ну и грязь у вас! Скоро тут мыши с тараканами заведутся, – сказала комендантша.
– И клопы! – добавил ужаса секретарь комсомольской организации.
– Прямо новое сотворение мира получится! – обрадовался Юрка.
– Они материалисты, – зачем-то успокоил комендантшу секретарь.
– Если будет сотворение, то в следующий раз поставим вопрос! – сказала комендантша, и комиссия ушла.

Фридрих Энгельс
… Не дух переходит в материю, а материя есть инобытие духа. Материя первична, сознание вторично. Законы диалектики Гегеля, надо перенести на материальный мир.

Мы сидели на берегу Умбы и ловили хариуса на «кораблик». Белая ночь помогала нам распутывать узлы на капроном шнуре.
– Машина может мыслить, и в этом нет никакого противоречия с диалектическим материализмом, – зачем-то сказал я. – Материя в машине есть, а сознание вторично.
– А что говорит твой материализм по поводу ловли хариуса? – спросил Юрка, травя шнур, чтобы «кораблик» ушел не середину реки.
– Спят твои хариусы, вот что! – сказал я зевая.
– Ты не болтай, а лучше следи за своим «корабликом», – сказал Юрка. – Посидим еще немного, и количество перейдет в качество.
– Мы разбудим хариусов! – догадался я и бросил «кораблик» в воду.

Карл Маркс
… Общество стабильно, когда производительные силы соответствуют характеру производственных отношений.

Мы со Стасом, моим свояком, строили дачу. Однажды к нам присоединился Герман, гордо называющий себя краснодеревщиком и любящий хвастаться своими инструментами.
– Смотри, – говорил он. – Вот этим рубанком я делаю гребень на вагонке, а этим – пазы.
– Так у нас вагонка готовая! – портил я рассказ Германа.
Герман обижался и уходил за угол, затачивать свою ножовку. С ростом моего плотницкого мастерства наши производственные отношения с Германом становились все более напряженными. Ко мне присоединился Стас, говоря, что мы тут сами все прибьем и законопатим, если тесть начнет нам платить.
Тесть, приехав отдохнуть, решил все проблемы.
– Значит так, – сказал он. – Ваши хилые силы будут брошены на уборку опилок и вытаскивания гвоздей из старых досок. А Герман начнет делать огромный обеденный стол.
Делать стол из досок мы со Стасом не умели, и наши отношения с Германом быстро наладились.

Пьер Лаплас
… Бог создал мир, а дальше он развивается по своим законам.

Мы с Юркой стояли на берегу горной реки и смотрели на порог. Это был первый серьезный порог в моей жизни, я со страхом смотрел на мутно-желтую воду на сливах и на белую пену.
– Вот тут проходим по центру, – тихим от ужаса голосом объяснял я Юрке, – потом уходим вправо, обходим скалу и резко отгребаем к левому берегу. Потом...
К нам подошел более опытный Сашка.
– Все будет не так, – сказал он.
– А как? – хором спросили мы с Юркой.
– Вы сядете в байдарку, я вам дам пинка, а потом река и спасжилеты все решат за вас.

Артур Шопенгауэр
… Наш мир нелогичный, иррациональный непредсказуемый. Бороться с этим можно только умеряя свои желания, не уподобляясь тому дикому, что есть внутри нас.

– Как же мне хочется норковую шубку! – сказала она.
Он молчал.
– И еще на море хочу! Чтобы белый песок и бирюзовые волны.
Он молчал.
– И еще хочу чая с печеньками!
Он кивнул, и они пошли на кухню.

Фридрих Ницше
… Наш мир нелогичный, иррациональный непредсказуемый. В этом хаосе не на что ориентироваться, там нет абсолютным норм и правил. Человек свободен стремиться к полноценной, мощной, яростной жизни.

– Пойдем на танцы! – предложил Филин, когда наша компания сидела вечером на лавочках около опустевшего стола для пинг-понга.
– Опять драться будем? - спросил я.
– Если акуловские придут, то обязательно.
– А смысл?
– Ты что, хочешь, чтобы они наших девок лапали?
– Мммм, не знаю... А танцевать мы будем?
– Это еще зачем? Танцевать и дома можно!

Жан Поль Сартр
… Мир не имеет смысла, «Я» не имеет цели. Через акт сознания и выбора «Я» придает миру значение и ценность.

Моя первая поезда за рубеж была в ГДР, в город Лейпциг. После конференции я бесцельно ходил по улицам, смотрел на яркую осеннюю листву, на серые тяжелые здания и не понимал, зачем я тут. Мое появление в этом городе, как и мое недалекое исчезновение, никого не волновало. Прохожие спешили по своим делам, камни хранили непонятную для меня историю. Я попал в отрезок времени, когда мое бытие потеряло всякий смысл. Я существовал отдельно от окружающего мира.
Все изменилось, когда я нащупал в кармане список вещей, которые надо было купить для моей двухлетней дочки.

Мелочи жизни

2014-10-18-03

Не ругайте меня за предыдущий пост. Я просто не люблю нытиков, типа: «Сейчас-то хорошо, но все пройдет и будет плохо!» Да, все пройдет. Но ведь было хорошо и это должно согревать, а не огорчать.

Двор засыпан кленовыми листьями. Красиво! Но ведь есть красота и на столе, покрытом пылью, и в настольной лампе, затянутой паутиной. Природа всегда красива!

Спешу на работу. Меня обгоняет деловая женщина. Руки в стороны: раз-два, раз-два, широкий шаг, громкий стук каблуков, волосы болтаются вверх-вниз. Вспомнил «Служебный роман»: «чешет на работу, как будто сваи вколачивает». Потом еще вспомнилось:
Всегда без спутников, одна,
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

Иду с работы. Устал. Рядом стройка, где монтажники бодро собирают каркас небоскреба. Стало стыдно за свою усталость. Откуда-то всплыло: «Так вот она - последняя усталость.» Сел в машину — отпустило. Чертовски захотелось еще поработать. Это желание преодолел.

Понял почему устаю на работе. У меня два компьютера и три монитора. Устаю вертеть головой.

За машиной вихри желтых листьев. Надо купить бензин для газонокосилки, чтобы перемолоть листья на заднем дворе.

Повторение уроков русского языка. На какОм столе: покрытОм пылью. Писал какИм пером: покрытЫм золотом.

Прикроватная тумбочка, прикроватная лампа, прикроватный айпэд.

Не умею поддерживать разговор ни о чем. Спасает фейсбук – поставил лайк и вроде как пообщался.

Расхотелось кого-либо критиковать. Но еще нравится, когда по делу критикуют меня.

Все меньше остается людей, которых искренне интересует мое самочувствие. Число людей, самочувствие которых мне не безразлично, остается пока постоянным.

Купил электронную сигарету. Испаряемый раствор почти без никотина. Теперь есть повод оторваться от компьютера.

Есть ли люди, которые разжигают камин только для себя любимого?