Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Матрица



Многие нерешенные проблемы физики и биологии легко понять, если мы примем одну из гипотез:
1. Существование Бога.
2. Существование Всемирного Разума.
3. Мы живем в «матрице», то есть являемся участниками компьютерной игры какой-то сверхцивилизации.

Третья гипотеза – самая простая. Но если мы в «матрице», то, надо заметить, эта компьютерная игра довольно жестокая, похожая на наши «стрелялки», в которых мы так легко сжигаем монстров из огнеметов. Они наши враги, они того заслуживают, скажете вы. Но монстры не виноваты, что родились такими. У них есть родители, дети и даже некое «монстровое» представление о справедливости. Мы стреляем, чтобы выжить. Они делают то же самое. И почему бы нам не жить спокойно, не стремиться переделать мир под себя? Возможно, так развлекаются игроки сверхцивилизации. Они смотрят за игрой и ждут, чем это все закончится. Или натравливают нас друг на друга. Кто-то из них за «красных», кто-то за «белых».

Но все ли у них под контролем? Знают ли они, что наш коллективный разум может соединиться с искусственным разумом и эта комбинация будет сравнима с мощностью их суперкомпьютера? И тогда виртуальные тени, которые бегали и убивали друг друга на их экранах, выйдут за рамки виртуальности, и начнется такая битва миров, по сравнению с которой столкновение нашего Млечного Пути с туманностью Андромеды покажется полетом светлячка в теплую июльскую ночь.

Теперь я, кажется, знаю, чем закончится повесть «Марсиане».
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.

Диалог



– Почему ты в своем блоге не высказываешься по поводу широко обсуждаемых событий?
– Мне кажется, не очень этично высказывать свое мнение, когда тебя об этом не спрашивают. Особенно, если мнение дилетантское, эмоциональное.
– Но иногда ты не молчишь.
– Да, если это касается здоровья людей или счастливого, пусть даже отдаленного будущего человечества. И только по вопросам, где я немного компетентен.
– А чем может быть опасна, например, теория торсионных полей или концепция энерго-информационного поля?
– Эти околонаучные слова придают внушительный вид лжеметодам лечения всякими биорезонансами и пр. Это обман, опасный обман.
– Ты скептик? Не веришь фактам, опровергающим сложившиеся научные устои?
– Проверенным и надежным фактам я верю. Но я верю и в теорию вероятностей.
– Что ты имеешь ввиду?
– Представь, что кому-то приснился сон о крупном выигрыше в лотерею. И наутро он узнает, что его билет счастливый. Можно ли утверждать, что сон предсказал будущее?
– Почему нет?
– В каждую лотерею кто-то выигрывает. Эмоциональные люди видят сны о выигрыше. И есть большая вероятность, что «победитель» лотереи окажется именно таким эмоциональным человеком. Так что такой факт ничего не доказывает.
– А эксперимент тебя может убедить?
– Правильно поставленный – да. Меня напрягает некоторая поспешная интерпретация экспериментов.
– Можно пример?
– В 50-е годы прошлого века проверяли влияние мощных магнитных полей на живые организмы. Мышь подвешивали между полюсными наконечниками огромного электромагнита, включали ток, магнитное поле росло, мышь начинала пищать от боли. Какой бы ты сделал вывод?
– Мышь реагирует на магнитное поле.
– Оказалось, что стойки магнита были слабыми, под действием поля наконечники сближались, зажимали мышь и она от этого пищала.
– Чтобы это понять, нужно знать все детали эксперимента.
– Да, и часто это недоступно. В таких случаях нужны дополнительные эксперименты, проведенные независимыми группами. Именно по этой причине не дают Нобелевские премии за «горячие» открытия.
– Значит ты веришь в серию независимых экспериментов и в хорошую статистику. А как насчет мнения экспертов?
– Когда я слышу мнение экспертов, то, как в известной фразе, мне хочется схватиться за револьвер. Мнения часто покупаются, примешиваются личные амбиции, корпоративные и групповые интересы, непрофессионализм и прочие грехи. Специалист, пусть даже доктор наук по физике полупроводников, не может быть экспертом в астрофизике или физике мозга. Серьезные эксперты приводят свои доводы, подтверждая их результатами вычислений, экспериментов, статистикой. Выводы, как правило, неоднозначные, зависят от начальных условий, внешних факторов. Это многостраничный труд, но корреспонденты выбирают из анализа несколько строчек, опуская существенные детали и условия.
– И как жить без веры в чудеса?
– Хочешь верить в чудеса? – верь! Только не строй на этой вере свои планы.

Генератор предназначения




Не пугайтесь названия этого эссе. Все окажется просто, если у вас хватит терпения дочитать до конца. В названии пропущены некоторые слова, наличие которых все бы прояснило, но тогда бы исчезли интрига и мистика.

Тяжела жизнь у тех, чей мозг работает, а тело этим заниматься не хочет. Столько мыслей в голове, столько идей, а для воплощения всегда нужно еще и тело.
Вот ты ищешь свое предназначение и смысл быстро протекающей жизни, вот ты уже почти понял, но вмешивается часть организма, которая ниже шеи, и заявляет, чтобы ты оставил эти глупые мысли.
Написать роман? Но для этого придется месяцы сидеть и шлепать по клавишам.
Начать новый бизнес? Опять шлепать по клавишам, куда-то ездить, с кем-то встречаться, кому-то звонить.
Создать нечто материальное, что благодарное человечество могло бы потрогать руками и открутить у этого материального на память какую-нибудь штучку? Но тут тоже придется работать тем, что ниже шеи.

И в это время в голову приходит гениальная мысль! Раз так, то не надо напрягаться, а надо жить так, как шепчут тебе гены. А гены шепчут, что лучше всего у тебя получается генерировать идеи. Вот этим и надо заниматься. Идешь по жизни, от тебя искры сыплются, кого ты ты зажигаешь, где-то вообще пожар устроил, но это ведь тоже работа. Главное, тут не жадничать. Это ведь может быть предназначением? Быть генератором идей и предназначения для других. Для тех, у кого нет противоречия между головой и остальным организмом. Кто еще способен долго сидеть на стуле и даже починить пылесос, а не искать новый в онлайн магазинах.

Это было теоретическое введение. Теперь о практике.
Я проверил, где у меня скапливаются мыслишки, мысли и идеи. И пришел в ужас. Они нигде не скапливаются. Вокруг слишком много техники. Блокнот в телефоне, блокнот в планшете, текстовые файлы в стационарном компьютере и в ноутбуках. Я уж умолчу о дырявой памяти и о выделенных строчках в прочитанных книгах, которые распылены в букридере, планшете и телефоне. И еще короткие записи в соцсетях, почти мгновенно исчезающих в бурном потоке информационного мусора.

Теряется мелкая моторика. Сегодня на работе подписывал поздравление по случаю очередной свадьбы, так мне пришлось сначала пять минут разминаться на листке бумаги, чтобы вспомнить, как пишутся буквы авторучкой. И это при том, что купил несколько любимых гелевых ручек, заправленных любимыми фиолетовыми чернилами. Как купил, так они и сохнут в ящике стола.

А блокноты? Как я обожал в молодости блокноты! В первую поездку за границу (в ГДР) я накупил там тетрадок, блокнотов и записных книжек. Продавщицы, сразу вычислившие научного туриста из СССР, долго не могли понять, зачем я это делаю. Все покупали трикотаж и женское белье, а я такую дребедень.

Короче, я решил начать новую жизнь и следовать голосу ДНК. Коллекционировать идеи, мысли и прочие глупости, а потом разбрасывать их по всему цифровому миру. Но сначала собирать все это в бумажном блокноте. Так надежнее. Так ты себя лучше организуешь и подгоняешь. Считать исписанные страницы – это вам не колесико у мышки крутить!

Спасибо американцам, которые начали выпускать блокноты, подходящие для этих целей. Подходящие – значит, тонкие, легко открывающиеся и помещающиеся в кармане рубашки. Со скрепками, а не с какими-то пружинами или клеем. И чтобы никаких сумок и сумочек. В кармане рубашки телефон, блокнот и авторучка. И чтобы обложки блокнотов были разного цвета. Глаз фотографа цвета еще различает и запоминает – это важно.

Вот и все. Почему я описал в блоге такие интимные подробности моей внутренней жизни? А чтобы не было пути назад. Чтобы стало стыдно, если все рассосется. Мне всегда надо проплыть пару метров с новой идеей, а там натура уже заставить плыть до противоположного берега, чтобы идея стала почти материальной.

Рассказы о логистике



Что такое логистика
– Логистика? Так это просто нахождение минимума на множестве, задаваемом системой линейных уравнений с неравенствами.
– А если проще?
– Это о том, как водителю быстрее развести товар по магазинам, чтобы выкроить время для небольшой халтуры.

Через перевал
Холодный дождь. Мы ползем через перевал, чтобы внизу на берегу горной реки собрать катамараны и начать сплав. У каждого два рюкзака общим весом около 60 кг. Рюкзаки намокают и становятся совсем неподъемными. Мы останавливаемся, такой вес нести невозможно.
– Что будем делать? Вот вы, физики-математики, придумайте что-нибудь. Вариант – вернуться в деревню и попросить ослов – не прокатывает.
Физики-математики думают. И вот решение найдено.
– Берем один рюкзак и для начала несем его сто метров. Возвращаемся за вторым и несем его двести метров. Возвращаемся к первому и несем его тоже двести метров. И так далее, пока не выйдем к берегу.

Пылесос
Я стою посреди комнаты и думаю, как быстрее все пропылесосить, чтобы, не дай Бог, не пройти два раза по одному и тому же месту. Зрение становится орлиным, мозг работает на предельной скорости. Замечаю, что пыль собирается только возле плинтусов. Значит, можно пробежаться по периметру комнаты и задача будет выполнена.
Работа занимает две минуты.
Collapse )

Зачем нужны академики



Знаете, чем отличаются программисты от ученых?
Степенью перфекционизма.

Программист ненавидит программирование. Он мечтает написать коды программы, которая заменит его труд. Но платят ему за другое. И это другое он с ненавистью барабанит по клавишам, старясь закончить написание программы как можно быстрее. Все работает? Тесты прошли? Есть защита от дурака? О'кей, работа сделана, перечисляйте на карту денюшки.

Ученый – это самый страшный зануда, которого выпестовала эволюция. Вот нашел он новый эффект в водном растворе этилового спирта (sic!). Ему бы успокоиться, спокойно почивать на лаврах, но нет. А если попробовать метиловый спирт? Пропиловый? Бутиловый? А что произойдет при низких температурах? А есть ли похожий эффект в белках? А что будет, если в раствор белков добавить лекарство? А как лекарство связывается с белками? А можно ли так регулировать биологическую активность? А как увеличить точность эксперимента?
И так далее, и так далее. Короче, нет предела ассоциативному перфекционизму.

Если не остановить ученого, то он всю жизнь будет изучать свой эффект, не замечая, что прогресс давно уже пошел по другой дороге, что появились другие методы, которые гораздо быстрее и точнее отвечают на все вопросы.

И вот тут на сцены выходят академики. Старые, мудрые, давно не работающие, но чувствующие веяния, политику. Да, в науке тоже есть политика. Политика есть везде, где надо делить деньги.

– Ха! – воскликнет молодой горячий ученый. – На кой хрен мне нужно мнение старого пердуна, который двадцать лет в руках пробирку не держал и фейсбук от фейстайма не отличает?

Преимущество старого пердуна как раз и заключается в том, что он двадцать лет не держал в руках пробирку. Когда ты сидишь с паяльником, выводишь формулы или пишешь коды программы, то твой кругозор сужается с каждым днем. Ты зациклен на своей маленькой работе, твои мозги работают в тактическом режиме и в режиме ассоциаций. Ты думаешь о завтрашнем дне, о том, чтобы немного что-то улучшить и попробовать на образце, который завалялся на полке. Да, ты читаешь статьи и обзоры, но в памяти остается только то, что нужно тебе сегодня. Все остальное складывается стопкой на полочку, пылится, потом выбрасывается как устаревшее.

А академик сядет на дачной веранде со своим приятелями-академиками, посплетничает о грядущих выборах, поругает власти, а затем послушает, что творится в других областях науки. Книжки почитает, на которые у молодых и горячих никак времени не найдется, обзор напишет, да такой, что штук пять научных направлений рассмотрит. А потом встретит в коридоре молодого и горячего и скажет, что надо сначала о клеточных мембранах подумать, как это лекарство будет к белками проникать. Вот кто сможет проникнуть, того и надо исследоваь.

– А у меня диссертация, у меня план, – заноет молодой ученый.
– Хочешь, чтобы твоя диссертация заняла почетное место в шкафу, который никто никогда не откроет?
Вздохнет молодой и горячий, поругает вечером в пивной старого зануду, да и начнет думать по-другому.
Вот так шаг за шагом, из тупика на тернистую дорожку наука и движется. Там и горячие нужны и старые зануды, которые когда-то тоже были горячими.

История



Историей я раньше не увлекался. Не хотелось думать о мертвых в то время, когда вокруг все молодые и красивые. Думал о будущем, верил, что ученые решат все мои проблемы: «жигули» превратятся в нечто волшебное (похожее на современную «Теслу»), компьютеры можно будет носить в портфеле, в кармане рубашки будет лежать видеотелефон, на столе стоять специальный экран для чтения любых научных журналов, а в магазинах в любое время года можно будет без очереди купить свежие помидоры и зеленый лук.
Так я примерно представлял счастливое будущее, наступившее быстрее, чем я думал в студенческие годы. И это будущее, в котором мы живем, мне очень нравится. О медицине я тогда не задумывался – какая медицина, когда ты можешь почти бегом залезть на отвесную скалу, нырнуть на катамаране в пену водопада и не спать по двое суток, сидя у приборов и наблюдая как самописец рисует именно то, что ты предсказывал.
Ладно, медицина тоже не стоит на месте, подождем немного, поможем ей, чем можем.

Я сейчас об истории. Вернее, о путешествиях. Почему-то каждый город для меня связан с определенным периодом. Все, что раньше или позднее, – не так интересно.
Рим – времена Римской империи.
Другие города Италии – эпоха Возрождения.
Париж – первая половина 20-го века.
Москва – Серебряный век.
Америка – времена Драйзера.
Израиль – от царя Давида до похода Тита.
Золотое кольцо России – от Андрея Боголюбского до первых Романовых.
Северный Кавказ – времена Пушкина и Лермонтова.
Только Питер выбился из списка. Там интересно все: от Петра до середины 20-го века. Поэтому Питер для меня неисчерпаем.
-----
Но фото парижская улица. А ведь я так и не побывал в лаборатории Марии Кюри...

Дурная голова



Дурная голова сама себе покоя не дает.
Вот верно говорят: хорошего человека аналитиком не назовут!

У меня собрано 13 книг. Полторы сотни графоманских рассказиков, пять повестей, написанных на коленке, сотни поверхностных эссе, несколько удачных миниатюр и тысячи глупых строчек с потугой на афористичность.
Окинул я все это богатство холодным взглядом и понял, что никакой нормальный человек это прочитать не сможет. Сначала, вроде, читается, но «Ко всему-то человек-подлец привыкает». И все ему надоедает. Даже автор устает перечитывать сборище «гениальных» мыслей о диванах и женщинах. Тем более, что эти два ключевых слова в одном предложении не встречаются, от чего тускнеет воображение и резко снижается читательский интерес.

Но ведь есть в этом хламе и маленькие находки. Не брильянты, конечно, но на отшлифованный цирконий потянут. И как это искать? Collapse )

Цель или мотивация



– Вот же какое создание человек. Вроде продумал что-то, разложил по полочкам, а проходит год, он начинает сомневаться и думать по-другому. Это я про цели, которые мы выбираем.
– Ты вроде говорил, что главная цель должна быть недостижимой, чтобы не было пустоты, когда все получится.
– Теперь я думаю, что все цели бесполезны. Главное – мотивация.
– А цель разве не мотивация?
– Цели опасны своей пустотой после достижения. Вот была, допустим, цель – заработать миллион. И что дальше?
– Десять миллионов.
– Это несерьезно. Collapse )

Еще раз про осень



Опять пришла осень. Это время, когда блогеры и поэты напишут миллионы строк о первых желтых листьях, холодных дождях и светлой грусти.
Ну и я туда же.

***

В дом заползают жуки. То ли погреться, то ли спокойно умереть в тепле и сухости.

***

Вся сущность юного писателя сопротивляется приходу осени. Почету-то он вдолбил себе, что осень должна быть «болдинской», что потребует напряжения ума и стучания по клавишам.

***

Завидую тем, кто радуется простым осенним вещам: урожаю яблок, грибам в лесу, шуршанию листьев под ногами. Меня же осенью мучает совесть. Надо успеть то, что хотел сделать еще весной. Лето было объявлено каникулами для творчества. Теперь каникулы закончились, никаких отговорок больше нет.
Collapse )

Американцы, университеты, биофизика



– Дараган, почему ты почти не пишешь об американцах? – спрашивают меня в комментариях.
– Так ведь 80% россиян сейчас не любят американцев, зачем людей раздражать?
– Они не любят американских политиков. В Америке многие тоже не любят американских политиков. И неизвестно – где процент больше.

Ладно, рискну. Так получилось, что я работал в трех американских университетах, огромной корпорации, вел собственный бизнес, общался с миллионерами, рабочими, маргиналами, эмигрантами, туристами. В общем, спектр широкий. Я, пожалуй, смогу что-то написать. Начну с университетов.
Collapse )