Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Не для физиков



Если кто пропустил заголовок, то повторю: «Физикам не читать!»
То, что я напишу – это полнейшая чушь с точки зрения мировой науки.
Это так, сюжет для фантастического романа. Кто хочет – пишите. Дарю!

Сначала об энтропии.
Collapse )

Страхи ученых

Да, мы боимся новых технологий. Мы много чего боимся. Нам не по себе, когда в темноте раздаются незнакомые звуки, мы боимся нежданных ночных телефонных звонков, мы боимся летать на самолетах, хотя знаем, что они безопаснее автомобилей.
Еще мы боимся сотовых телефонов – а вдруг от них рак мозга.
Мы боимся ГМО – а черт его знает, что это такое.
Мы боимся электронных сигарет – это так, на всякий случай.
Мы боимся таблеток – народная медицина как-то понятнее.
Мы боимся экспериментов со стволовыми клетками.
Мы боимся волшебницы химии.
Мы боимся модифицировать геном человека.
Мы боимся создания искусственного интеллекта – фильм «Терминатор-1» смотрели все.

Но ученые тоже боятся. Они знают больше и видят немного дальше. И если они боятся, то дела совсем плохи.

Несмотря на наши страхи, нашим внукам не избежать использования электричества от атомных или термоядерных станций, питаться ГМ продуктами, лечить болезни воздействием на геном человека и использовать вместо клерков роботов с искусственным интеллектом. Иначе мы не справимся с недостатком энергии и продуктов. То, что мы вылечиваем много болезней – это хорошо для больных, но плохо для генома человечества. Чтобы мы не выродились, не превратились в инвалидов от рождения, нам надо уметь лечить генетические болезни. Без искусственного интеллекта мы не сможем перерабатывать и анализировать петабайты информации. А это необходимо, чтобы хоть как-то регулировать жизнь на перенаселенной планете.

И еще многие боятся нанотехнологий. Нанороботы, копирующие самих себя, могут превратиться в неконтролируемую армию и завоевать мир. Наночастицы загрязняют окружающую среду: попадая в легкие, они могут вызывать самые разнообразные болезни. Нанороботами могут завладеть террористы.

Но без нанотехнологий мы не получим новых материалов, не сможем быстро и эффективно лечить многие страшные болезни, не создадим более мощные компьютеры.

И что лучше?

На рисунке из журнала Nature (June, 2015) приведены результаты опросов ученых (синий цвет) и далеких от науки людей (красный цвет) о безопасности нанотехнологий. Ученые видят больший риск от развития таких технологий для здоровья и экологии. Остальные больше, чем ученые, опасаются утечки персональных данных, нанотерроризма, гонки вооружений, потери рабочих мест и неуправляемых размножающихся нанороботов.

Страшно, конечно, но прогресс не остановить. Нанотехнологии, генная инженерия, атомная энергетика, ГМО, клонирование органов... Без этого будущим поколениям придется мерзнуть или изнывать от жары, голодать, все чаще болеть самим и рожать больных детей.

Какой вывод? Прогресс не надо тормозить, но его надо контролировать. И контролировать не только политикам, но и специалистам, думая о будущем не на год вперед, а лет на пятьдесят. И работать так, чтобы выводы о запретах или разрешениях были понятны миллионам. Иначе нам когда-нибудь придется использовать методы, показанные в фильме «Терминатор-2».

Клиповое мышление и прогресс

Доктор психологических наук Рада Грановская описала клиповое мышление так:

За последний век скорость изменений вокруг человека увеличилась в 50 раз. Вполне естественно, что возникают и другие способы (кроме чтения книг) переработки информации.

Дети, выросшие в эпоху высоких технологий, по-другому смотрят на мир. Их восприятие — не последовательное и не текстовое. Они видят картинку в целом и воспринимают информацию по принципу клипа.

Сейчас темп поступления информации такой, что для многих задач детали не нужны. Нужен только общий рисунок.

***********

Я писал про неожиданный успех YouTube и по гениальность менеджеров Google, не пожалевших миллиардов для покупки этого сервиса. Они вовремя почувствовали тренд и не прогадали. А теперь вопрос – да, сейчас такая реальность, толстые книги не популярны, ценится то, что можно осилить, смотря в телефон. И что будет дальше? Появятся ли новые эйнштейны и достоевские? Что будет с фундаментальными науками и прогрессом? Что сейчас важнее – скорость или тщательность?

Ответ непростой. Давайте вместе посмотрим на некоторые картинки, которые я наблюдал в американских университетах.
Collapse )

Философия в быту – 1

Конфуций
… Чтобы сделать человеческую жизнь благополучной, нам следует понять небесную волю и следовать доброму порядку вещей, который она установила.

Однажды я начал делать диплом и пришел в отдел кадров одного академического института, чтобы оформить пропуск.
– Хорошо бы после диплома остаться тут работать, – мечтательно сказал я.
– Выполняй указания руководства и будет тебе такое счастье, – посоветовал начальник отдела кадров.

Лао-Цзы
… Наша жизнь нам не принадлежит, – это лишь сумма не зависящих от нас обстоятельств.

Сан Саныча сократили. Он пришел домой, лег на диван и стал смотреть на потолок, где рядом с трещиной бегал шустрый серый паучок.
– Ты будешь искать новую работу? – спросил коллега по телефону.
– Наверное, – сказал Сан Саныч и продолжил наблюдать за паучком.

Фалес
… Есть одна основа всего существующего – все остальное лишь ее порождения или формы.

Однажды Танька поняла, что все мужчины одинаковы. Они могут быть высокими, толстыми, брюнетами и даже непьющими. Но это все внешние формы, которые принимает мужской апейрон, который постоянно хочет женского обожания, вкусной еды и признания его мужества.

Пифагор
… Мир управляется числом и пропорцией.

– Каждый мужчина должен в своей жизни познать минимум четырех женщин, а женщина – четырех мужчин, – сказал Сашка. – Но никому об этом не рассказывать!
Мы сидели в кафе, ели суховатую пиццу и запивали ее светлым пивом из высоких, запотевших стаканов.
– С последним я согласен! – сказал я. – Но почему четыре, а не три или десять?
Сашка достал фломастер, взял салфетку и поставил на ней жирную точку.
– Одна женщина – это как одна точка. Что можно узнать из одной точки? Ничего!
Сашка поставил вторую точку и соединил их линией.
– Две женщины – это ночной кошмар. Ты узнаешь, что женщины бывают разными, и тебя начинает мучить мысль, что здесь... – тут Сашка продолжил линию, – или здесь находится та, которая тебе нужна.
– Ага, – сказал я. – Третья нужна для понимания, что женщины не так сильно отличаются.
– Да, – сказал Сашка. – А потом ты ищешь ту, которую полюбишь. Она и будет четвертой.
– Еще бы тебя эта четвертая полюбила, но ты, все равно, почти Пифагор! – восхищенно сказал я. – Миром правит число!
Сашка не понял, почему он почти Пифагор, но согласился.

Ксенофан
… Нет множества богов, есть один — высшее и непостижимое начало.

Шли восьмидесятые годы двадцатого века.
– Странно, – как-то сказал Сан Саныч. – Нашим институтом реально управляет партком. Каждый из его членов в отдельности – абсолютно нормальный человек. Но стоит им собраться вместе...
– Это потому, что нами управляет не партком, а нечто большее, с названием «есть мнение», – пояснили ему.

Парменид
… Мир статичен и неделим, наши чувства обманывают нас, можно верить только разуму.

– Мир вечен! – сказал Сашка, разливая пиво. – Нечто не может превратиться в ничто и появиться из ничего. Предметы могут исчезать, но это просто изменение формы. Раньше меня не было, но это неправильно. Я был в воздухе, земле, растениях, в коровах. А потом синтезировался из всего этого. И как краток миг, когда я существую и сижу с тобой. А потом я снова стану воздухом, растением, коровой...
– К пиву в этом баре такие рассуждения неприменимы, – возразил я. – Оно тут всегда свежее. Было, есть и будет!

Зенон
… Движение невозможно в статичном и неделимом мире. Наши чувства обманывают нас.

– Вот ты говоришь, что пишешь диплом, а на самом деле – это твое воображение, – сказал Сашка. – У тебя и конь не валялся на письменном столе. Как был ноль, так и остался. Нет прогресса, нет движения. Одни только мысли о бабах и путешествиях.
«Сашка прав! – думал я, заклеивая дырку на байдарке. – Мысленно я уже и диссертацию написал».

Гераклит
… Все течет, и ничто не становится. Нельзя дважды войти в одну и ту же воду.

– Сегодня ровно три года, как мы расстались, – услышал он в телефонной трубке. – Давай встретимся, отметим, узнаем, как все сложилось после того дня.
– Хорошо, – вдруг согласился он.
Было непонятно, почему он так сказал. Уже три года, как она ушла из его жизни, и почти год он почти не вспоминал ее.
– Ты похудел! – сказала она, когда они сели за столик в «Шоколаднице».
«Ожидаемо, – подумал он. – Ведь я должен быть страдать эти годы».
– Ты меня простил? – продолжила она.
– Да, конечно!
– Теперь ты счастлив? Тебе не надо никого ревновать.
– Если спокойствие можно назвать счастьем, то да.
– А я теперь одна.
«Тоже ожидаемо, – подумал он. – И что дальше?»
– Я рада тебя видеть!
Она стрельнула глазами на входящих молодых парней в кожаных куртках.
– И я рад.
Он и правда был рад, что увидел ее. Она стала еще красивее, ярче. Два года он представлял ее другой – грустной, усталой, в темно-бирюзовом халате, до сих пор висевшем в его шкафу. Такая нарядная, как сейчас, она была чужой райской птицей, пролетающей мимо. Ему вдруг стало легко, как будто кто-то вынул из его сердца иглу, старая боль прошла и, казалось, что это уже навсегда.
– Ты забыла взять свой халат.
– Пусть он будет у тебя.
– Я его верну. Привезу через год.
Он положил на стол деньги и пошел к выходу.

Демокрит
… Мир вечен, а вечно только неделимое. Нельзя делить до бесконечности, значит есть вечные и неделимые атомы, из которых состоит мир.

– Вечно только неделимое – нельзя вечно любить двух женщин, – сказала она.
– Ты, как всегда, права! – сказал он и положил трубку.

Протагор
… Истина субъективна. Человек есть мера всех вещей.

От Сан Саныча ушла жена.
– Посмотри на Наташку, – сказал ему сосед. – Она идеальная жена – скромная, верная, хозяйственная, фигура хорошая... Мужчина не должен быть один, брак, это лучшее, что придумало человечество.
Сан Саныч кивнул, хотя думал совсем противоположное.

Сократ
… Есть абсолютная истина. Она недостижима, но надо стремиться к ее познанию.

Сан Саныч решил жениться и пригласил в гости Наташку из соседнего подъезда. Они поужинали, и Наташка стала мыть тарелки.
– Я не люблю, когда в доме нет идеального порядка, – сказала она, когда Сан Саныч предложил ей пойти в комнату поболтать.
– Идеального порядка не может быт в принципе, – возразил Сан Саныч.
– Но к этому надо стремиться! – сказала Наташка и стала отмывать плиту.
Сан Саныч согласился, но решил впредь ужинать без Наташки.

Платон
… Видимое не есть реальное. Все вещи – порождение наших идей, только идеи реальны.

– То, что мы часто принимаем за любовь, является лишь бледной тенью чувства, которое реально существует в нашем мире, пока его освещает солнце, – сказал Сережка Платонов.
– Сереж, ты чё! – сказала Томка и переглянулась со своей соседкой по парте. – Я тебя любила, любила, а ты... Посмотри на меня, разве я похожа на тень?
– Дура ты, а не тень! – сказал Платонов и продолжил читать учебник по геометрии.

Аристотель
… Видимое – реально. Это бессмысленная материя, в которую вселилась форма.

– Вот ты что-то умное хотел сказать, но так загнул, что, наверное, сам себя не понял! – сказал лысый аспирант, послушав мой доклад на семинаре. – Содержание надо облекать в красивую форму, как делают умные женщины.
– Ты хотел сказать красивые женщины?
– По настоящему умные женщины не бывают некрасивыми! – сказал лысый аспирант.

Эпикур
… Надо преодолеть страх перед богами, смертью, судьбой и дальше выбирать удовольствия, а не страдания, помня, что счастье не в вещах, а в нашем отношении к ним.

Мы сидели в комнате общежития и готовились к экзамену по квантовой механике. Вернее, готовились мы с Юркой, а Сашка лежал на кровати и листал журнал «Наука и жизнь».
– Коэффициенты Клебша-Гордана... – прочитал Юрка. – А мы точно это проходили?
– Ага, – сказал Сашка, – это из квантовой теории углового момента.
– А мы и угловой момент проходили? – удивился Юрка.
– Сань, – спросил я. – У меня два вопроса. Откуда ты это знаешь и почему ты не ничего не учишь?
– Посмотри на себя, – сказал Сашка, не отрываясь от журнала. – Ты бледен, в глазах страх, в душе даже нет желания сходить пообедать. Так жить нельзя!
– Ты не ответил на вопросы.
– Угловой момент я изучал еще в физ-мат школе. А не готовлюсь я потому, что мне противно на вас смотреть. У вас от страха все мозги переклинило. Вот выпровожу вас в столовую и с удовольствием полистаю учебник. Много ли надо для счастья, то есть для «уда» в зачетке.

Пиррон
… Мы не знаем, что является хорошим, а что – плохим. Значит, все наши эмоции лишние.

– Атараксия – это ключ к решению всех проблем! – сказал Юрка, когда я рассказал ему, что меня бросила девушка. – Все суета и все проходит. Зато ты теперь свободен и можешь найти много лучше.
– Ты забыл про атараксию – сказал Юрка, после моей жалобы, что я не успел подать диссертацию в срок. – Зато у тебя появилось время исправить все ошибки.
– Ни фига себе, какая атараксия! – сказал Юрка, когда его уволили из банка. – Сейчас бы выпить для равновесия, да не на что!

Антисфен Афинский
… Быть счастливыми мешают собственность и правила.

– Самый счастливый в моем окружение – это кот, – сказала Танька подруге. – Нажрется, нагуляется и спит с противной улыбкой на наглой морде.
– А кто тебе мешает это делать? – удивилась подруга.

2015-03-27-01.jpeg

Бозон Хиггса – частица Бога?

Есть ли бозон Хиггса, нет ли бозона Хигсса – это не тот вопрос, который нас мучает, когда мы вкусно кушаем, пьем пиво, смотрим ТВ и ругаем врагов народа.

Не так ли?

В школе я увлекался астрономией и считал, что это самая главная наука. Ведь Земля такая маленькая, хочется узнать, а что там, далеко, где сияют другие звезды.
«Фигня все это! – сказал мой приятель Юрка. – Вот выбросим твою астрономию и ничего с нами не случится!»

В общем, он был прав. Проживем мы без астрономии и без бозонов с мюонами. Тем более, ни один физик не сможет сказать, зачем нужны эти мюоны. На земле нам прекрасно хватает других частиц, чтобы жить и радоваться.

Беспокоить наши умы начали древние греки. У некоторых их них появилось свободное время и они начали задавать ненужные для жизни вопросы: из чего все сделано, куда идем, что нами управляет. 25 веков назад Эмпетокл сказал, что все состоит из четырех стихий: воды, воздуха, огня и земли. А сил, управляющих всей жизнью на земле, всего две – любовь и ненависть. Любовью к состоянию покоя Аристотель объяснил ускорение тел при падении на землю.

Прекрасная теория! Все стало на места, но неугомонные Левкипп с Демокритом придумали неделимые атомы. И стали мы состоять не из земли и воды, а из этих атомов. Хуже мы от этого не стали, но лучше тоже. А почему атомы неделимые? Так ведь если делит и делить, то получим ничто, а мы есть нечто!

Ну, хорошо! Так мы, состоящие из неделимых атомов, жили, воевали, любили, пока Резерфорд не сказал, что эти атомы вовсе даже делимые. Есть там ядра, вокруг которых вращаются электроны. Здорово, сказали мы и продолжили жить дальше.

А дальше была атомная бомба и атомная станция, после которых физиков зауважали и возненавидели. И стали физикам давать большие деньги в надежде, что они еще что-нибудь придумают для уничтожения или процветания человечества.

Ура, сказали физики и начали строить ускорители, где электроны с протонами разгонялись до бешеных скоростей и сталкивались с другими частицами. В результате физики нашли, что кроме протонов, нейтронов и электронов, из которых мы состоим, есть еще десятки других частиц. Это было интересно, но непонятно – зачем так много частиц и как все это объяснить.

«Слушайте, господа ученые, а зачем все это надо?» – вдруг начали спрашивать у физиков, когда они просили очередной десяток миллиардов долларов для нового ускорителя. Физики немного смущались и говорили, что они помогают нам всем понять, из чего устроен мир и что нас ждет через несколько миллиардов лет. И, вообще, Е = МС квадрат. «Аааа...» – говорили чиновники и, вздохнув, подписывали бумаги. Физики находили все больше частиц и приходили в уныние. Один из теоретиков предложил не давать Нобелевские премии за открытие частиц, а, наоборот, штрафовать. Ибо и без новых частиц все было непонятно.

Шли годы. Люди придумали компьютеры, полетели в космос и научились делать колбасу без мяса. В это время теоретики ломали головы, что делать с тучей элементарных частиц и являются ли они элементарными.

Гел-Манн и Цвейг решительно сказали нет, отвечая на последний вопрос. Протон с нейтроном не являются элементарными частицами, а состоят из трех кварков. Причем, суммарная масса этих кварков всего 5% от массы протонов. Остальные 95% – это энергия их взаимодействия. Они обмениваются невесомыми глюонами, энергия которых и составляет массу протонов.

«Это как? – растерялся изумленный мир, на минутку оторвавшись от побед в космосе и балета на льду. – Это красиво, но непонятно!» «Е = МС квадрат!» – ответили физики и попросили денег на очень большой ускоритель. На нем электроны разгонялись так, что им удавалось залезть внутрь протона и нащупать те самые кварки.

Это была победа! Collapse )

******
На фото Хиггс и Энглер — лауреаты Нобелевской премии 2013 года. Фото собраны из Интернета.

Жажда ненужных знаний

За стенами лабораторного корпуса заканчивался развитой социализм, а в подвале этого корпуса мы с Борей ремонтировали японский компьютер размером с пианино. Из компьютера тянулись провода, мигали зелеными лучами осциллографы, на полу лежали огромные бумажные схемы, Боря паял, а я сидел в кресле и думал.
– Ты химик, а паяешь лучше меня! – сказал я.
– Так сколько я усилителей спаял для дома и семьи! – ответил Боря, вытаскивая пинцетом очередную микросхему. – Все знания пригождаются.
– А зачем тебе знания забугорного кино?
– Умные разговоры поддерживать!
– А зачем ты вчера Ленина перечитывал?
– Хотел понять, что такое НЭП.
– Зачем?
Боря положил паяльник, подул на плату с микросхемами и повернулся ко мне.
– У меня есть жажда ненужных знаний. С ними мне как-то увереннее жить.
Collapse )

А на фото — встреча весны и зимы.

2015-03-09-01

Грустные новогодние сказки

2014-12-31-01

Камень на лугу
Проходит год, другой... Крутится колесо фортуны, разбегаются галактики, встречаются и расстаются люди.
На зеленом лугу лежит камень. Его мочит дождь, греет солнце, морозят зимние ветры. А он все запоминает. Не спеша, по-каменному. Вот трещинка появилась, кристаллическая решетка деформировалась, кусочек откололся.
Проходит мимо человек со своими человеческими проблемами и говорит:
– Хорошо тебе каменному! Лежишь ты тысячи лет, все помнишь, все знаешь, а делать тебе ничего не надо. Все у тебя есть, ничего ты не хочешь, ничто тебя не мучает.
Запомнил камень эти слова и снова лежит, на солнышке греется.
Но налетел ветер и принес с собой тяжелый темный песок. Оцарапал песок камень, стер все, что он запомнил за последние годы.
Улетел ветер, снова лежит камень на зеленом лугу и помнит только то, что было тысячи лет назад. А память о словах человека улетела вместе с ветром.

Среди нас
Прилетели на Землю маленькие зеленые человечки. Нельзя их потрогать, нельзя увидеть. Летают они среди нас легкие и прозрачные. Только ночью, когда тихо и темно, можно почувствовать, как что-то нежное и немножко зеленое касается наших мыслей.
Что им надо от нас? А ничего! Удивляются они, что мы так мало живем и не понимаем зачем. И что горя у нас больше, чем радостей, забот больше, чем счастья. Да и что такое счастье мы тоже не понимаем. Всю жизнь ищем его, а найдя — теряем.
Захотели человечки научить нас, как надо жить. Рассказали нам в ночных снах про электричество, дифференциальные уравнения, протоны, ДНК, Интернет и сотовые телефоны. Мы все сделали, написали книги, защитили диссертации, но счастливее от этого не стали. Не сказали нам зеленые человечки что-то главное. Наверное, решили, что мы еще не готовы к этому.

Картошка
Почистил человек картошку, нарезал ее ломтиками, положил на сковородку, залил оливковым маслом и поставил сковородку на плиту. Шипит картошка, летают по кухне капельки масла, а человек стоит у плиты с большой деревянной ложкой и думает.
О чем он думает? Как накормит он своих любимых, как сядет потом с книгой в кресло, как почернеет небо и стихнут шаги соседа в соседней квартире.
А картошка думает, что теперь не удастся ей выпустить длинные белые отростки, которые весной превратятся в зеленые побеги, чтобы радоваться солнцу и теплым дождям.
Шипит картошка своей последней песней и не понимает, почему человек с деревянной ложкой такой озабоченный. Ведь столько радостей у него впереди!

Новый год
Пришел Новый год на планету, посмотрел на нас и ужаснулся. Столько мы пообещали год назад, а сделали все не так. И сейчас мы сидим за столами, пьем шампанское, закусываем селедкой под шубой, желаем всем счастья, думая, что счастье само придет с новым годом.
А Новый год стоит рядом, а его мешок со счастьем лежит на заснеженной горке. Смотрит Новый год на нас и мечтает, чтобы кто-нибудь догадался поставить бокал на стол, встать, выйти в морозную ночь и в глубоких сугробах найти свое счастье.

Трудна работа юного верстальщика!

2014-08-02-03

2014-08-02-02

2014-08-02-01

Трудна работа юного верстальщика!(((
Заканчиваю редактирование и верстку третьей электронной книги. Много времени потерял, используя редактор в OpenOffice. Он хорош для небольших текстов, но если число страниц переваливает за 250, и нужно постоянно переставлять местами куски или вставлять новые, то можно потерять часть текста. Старый "Ворд" работает как часы!
Для форматирования электронных текстов я использую программу Calibre. Она бесплатна и позволяет делать все, что нужно юному верстальщику.
В сборники вставляю по 75 рассказов. Осталось сделать еще три книги: рассказы, путешествия и научпоп. После этого можно угомониться и заняться чем-нибудь более интересным и полезным.

Кто изобрел радио

2014-07-02-01

Так кто изобрел радио?
Лучше поставим вопрос по-другому: а это важно?
Наверное, да! Каждая страна хочет гордиться своими изобретателями и учеными.
Сербия гордится Николой Теслой. На Балканах даже и вопросов нет о первенстве в споре, кто же автор такого замечательного изобретения.

В США тоже считают Теслу изобретателем радио. Ведь именно он получил в 1893 году патент на радиопередатчик, а в 1895 году патент на радиоприемник. Отмечу, что именно радиоприемник в том виде, к которому мы привыкли: повернул ручку и слушай звук. Принцип работы его аппаратуры используется и сейчас: колебательные контуры, а не примитивные трубки с металлическим порошком, которыми пользовались Попов и Маркони.

Верховный суд США, уже после смерти Теслы, признал его первенство в изобретении радио, но было поздно. Маркони и Попов – вот главные фигуры в споре о первенстве.

Если забыть про Теслу, и спросить мое мнение, то я скажу так: ни Попов и ни Маркони. Немножко безграмотный Маркони и скромный Попов просто усовершенствовали прибор, изобретенный англичанином Лоджем: в приемнике радиосигналов использовалась трубка с металлическими опилками, проводимость которой менялась под действием радиоволн. Именно Лодж за год до Попова и Маркони передал и принял радиосигнал на расстоянии 40 метров. Демонстрация была в Оксфордском университете. Британцы уверены, что радио впервые появилось в Англии, и с ними трудно спорить.

И вы думаете, что французы остались в стороне? Нет, конечно! Не могут французы допустить, чтобы Англия была впереди. Подумаешь, они сигнал передали! А кто трубку с металлическими опилками в радиоприемнике придумал? Конечно француз! Эдуард Бранли! И это он придумал слова «радио»! Так что не надо спорить, кто изобрел радио! Тот, кто первый сказал это слово!

Трубку с опилками надо было периодически встряхивать. Лодж применял для этого электрический звонок, а Попов придумал, как встряхивать трубку радиосигналом. Бедный Попов и подумать не мог, что такое усовершенствование надо было запатентовать. Это сделал Маркони, который тоже немного модифицировал идею Лоджа. Кто из них первым провел опыты? Это сейчас понять трудно.

В чем была гениальность Попова и Маркони? Они поняли важность изобретения и начали его практическое использование. Лодж был теоретиком и не думал о практике. Попов придумал использовать прибор, как детектор грозы – молнии генерируют мощный радиосигнал. Но Маркони придумал другое: его приёмник был подключён к телеграфному аппарату, а передатчик соединён с ключом Морзе, что сделало возможным радиотелеграфическую связь. А через два года Маркони открыл в Англии завод по производству «беспроволочного телеграфа».

У Маркони публичность и слава! Сначала Попов повторил телеграфный аппарат Маркони, передал на расстояние 250 метров слова «Генрих Герц», а потом начал работать с военными моряками, и его работы были засекречены.

Говорят, что Попов немного раньше придумал подключить телеграфный аппарат к передатчику, но свидетелей нет, есть только слухи.

И тут еще были важна рекламная акция: передача сигнала через Атлантический океан! Это – Маркони. И пусть его опыт был не однозначным. Тут, как при голосовании, – важно не как голосовать, а как подсчитывать голоса! И у Маркони не важно, откуда появились три точки – от атмосферных помех или от передатчика. Главное, что точки появились и об этом узнали журналисты. И в газетах напечатали, что Маркони передал через океан букву S – ведь три точки в азбуке Морзе такую букву и означают.

У Маркони был замечательный учитель – Аугусто Риги – профессор физики из Болоньи. Это он провел красивые опыты по изучению радиоволн. Это он сказал, что свет – это тоже радиоволны, только с очень высокой частотой. Ричи много подсказал Маркони, но ученик мало что понял. Маркони придумал, что радиоволны распространяются не по воздуху, а черед почву и воду. И поэтому возможна передача радиоволн через океан. Передаче по воздуху мешает кривизна Земли. Маркони и слышать не хотел, что в почве и в воде радиосигнал быстро затухает.

И тут глупость итальянца «помогла» ему. Сигнал через океан прошел, но не так, как думал Маркони. Он отразился от ионосферы, о существование которой никто тогда не подозревал. Вот так невежество помогло развитию радиосвязи.

Так за кого я в этом споре? За Попова, Маркони, Теслу, Бранли или Лоджа?

Сложный вопрос. Если говорить про «грозоотметчик», то его за шесть лет до Попова придумал замечательный белорусский ученый Яков Наркевич-Иодко. Он ловил сигналы от грозы за сто километров!

Ну, это не то, скажете вы. Это только приемник. А где у гениального белоруса передатчик?

Нет у него передатчика! А вот у американского дантиста Малона Лумиса был! Был у него и приемник. За 30 (!) лет до Попова и Маркони он поднял с помощью воздушных змеев два провода. Во втором проводе был встроен гальванометр. Если размыкать первый провод, то стрелка гальванометра отклонялась. Это тоже радиосвязь! Причем на расстоянии 20 километров! И в присутствии представителей Конгресса США.

Так что, значит дантист Лумис придумал радио? Ну... не знаю. Как-то совсем не похожи эти провода со змеями на радио. Скорее уж английский изобретатель Дэвид Хьюз отличился в своих опытах с индукционными катушками. Он передал сигнал на несколько сотен метров за 16 лет до Попова и Маркони. Но вот беда для него: сигнал передал и забросил опыты.

А в Индии считают, что радио изобрел бенгальский ученый энциклопедист Джагадиш Чандра Боше. Он за год до Попова и Маркони включал звонок на расстоянии, используя микроволновое излучение.

И что? Запутал я вас? Так за кого я буду голосовать? Столько стран, столько имен, и все молодцы!

Но вот про одну страну я еще не писал Про Германию. Про гениального немецкого физика Генриха Герца. В 1885 году, за 10 лет лет до спора между Поповым и Маркони, он доказал существование электромагнитных волн. Их предсказал английский физик Максвелл, но эксперименты провел Герц. Все главные идеи в радио – это идеи Герца. Но...

После демонстрации опытов Герца спросили: «И что дальше?»
– Я предполагаю — ничего! – ответил скромный Герц. – Это абсолютно бесполезно. Это только эксперимент, который доказывает, что маэстро Максвелл был прав. Мы всего-навсего имеем таинственные электромагнитные волны, которые не можем видеть глазом, но они есть.

Как далеко был Герц от народа!

Вот так в 1944 году в Казанском университете Евгений Завойский открыл явление электронного парамагнитного резонанса в твердых солях. Казалось, что это чистая, бесполезная физика. Так, что-то для изучения твердых тел...

Но потом техника развивалась и американцу Парселу и швейцарцу Блоху удалось открыть явление ядерного магнитного резонанса (ЯМР) в жидкостях и в твердых телах. И это был прорыв! Теперь, когда вы слышите слова МРТ (магнитно-резонансная томография, основанная на ЯМР), то вспомните русского физика Завойского. Это он помог развитию такой могучей техники.

Так и Герц. Он заложил основы для возникновения радио. Остальные просто придумали, как это применить. Это важно, конечно. И заслуги Попва, Маркони, Теслы, Лоджа, Бранли и других умалять нельзя. Но все же Герц был самым первым. И самым скромным. Одним из тех, кто закладывает первый кирпич.

Так что люди, празднующие день радио 7 мая (когда Попов в 1895 году продемонстрировал свою аппаратуру на заседании Русского физико-химического общества в здании «Же де Пом» во дворе Санкт-Петербургского университета), пусть поднимут бокалы и за великого Герца. Он это заслужил.

Случайность и свобода воли

2014-03-10-02

2014-03-10-01

Из серии «Непричесанные мысли».

И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: где ты?
Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся.
И сказал: кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?
Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел.
И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала?
Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела.


Да... Получается, что с первых дней творения у человека была свобода воли?
Ведь Бог был удивлен и рассержен!
Ева поступила, так, как хотела она, а не как сказал Создатель?

Это значит, что от нас самих зависит – пить шестую рюмку на вечеринке или не пить?

А если мы в «Матрице», в виртуальном мире, то наш Суперпрограммист-Создатель оставил нам некую свободу.
Он определил нам тренд и некий коридор свободы, где мы можем себя вести кое-как.
Это показано на первом рисунке.

А как насчет случайности?
Даже в материальном мире, далеком от нашего сознания, поведение электрона определяется законами теории вероятностей.
По крайней мере – это сейчас общепринятая интерпретация квантовой механики, описывающей динамику атомов и молекул.
И все получается, теория блестяще согласуется с экспериментом.

И случайность тоже входит к коридор свободы, который нам оставил Суперпрограммист.

Так как же мы принимаем решения в разрешенном коридоре?
Это случайный выбор или результат работы нашего мозга?

Давайте подумаем вместе.
И не будем читать философские трактаты на эту тему.
При всем моем уважении к философии, там как-то много голословных туманных утверждений.

Вот К. Маркс пишет: «История носила бы очень мистический характер, если бы случайности не играли никакой роли. Эти случайности входят, конечно, и сами составной частью в общий ход развития, уравновешиваясь другими случайностями»

Вы поняли конец фразы?
Я не очень.
Так что давайте попробуем без классиков.

Представьте, что в магазине средне-статистический мужчина увидел красивую женщину.
У него в голове проносится такой монолог:
– Какая красивая!
– Какая фигура! Какие глаза, губы!
– Интересно, а какая она в постели?
– О черт! Ведь я женат!
– Такая красавица не может быть одна!
– Конечно, у нее куча поклонников!
– Да и не надо мне новой головной боли!
– Интересно, а она также умна, как красива?
– У нее спокойный, всепонимающий взгляд.
– Жаль, что я ее больше не увижу!
– …

И тут... мужчина вдруг делает шаг и говорит незнакомке: «Простите, я не мог не сказать, что вы необычайно красивы!»

Знакомая ситуация? И что в ней поучительного?
Все дело в многоточии после последней фразы внутреннего монолога.
Мужчина потом и сам не сможет объяснить, какой бес понес его к красавице и заставил что-то сказать.
Мозг во время многоточия работал сам по себе. Без всякой Аристотелевской логики!
Кто-то подбросил монетку, и она упала вверх стороной, где было написано: «ИДИ!»
И тут мы переходим к главному.

Я раньше писал, что у меня в компьютере есть программа, описывающая работу мозга.
Я написал ее, используя все, что знал о механизме электрохимических импульсов и работе синаптических переходов между нейронами.
Программа относительно простая: на некий слой нейронов приходят импульсы, от виртуального глаза.
Потом можно смотреть, как эти импульсы расходятся по другим нейронам, и как мозг запоминает изображение.
Оказалось, что мы запоминаем изображение в виде стоячих волн.
Пока мы живем, эти волны существуют.
Можно удалить половину мозга, но волны это не погасит.
Просто запомненное изображение станет немного расплывчатым.

Так что же происходило во время многоточия?
Мозг мужчины начал работать со скоростью, которая уже не позволяла ему переводить возникающие образы в тексты, которые можно было «логически осмыслить».
Мозг ассоциативно перебирал сотни картинок-вариантов.
В этих картинках не только изображения, там – звуки, ощущения, эмоции...
Одни стоячие волны с картинками попадали в резонанс с другими, все это в бешеном темпе проецировалось на нейронах, которые отвечали за появление виртуальной картинки перед «глазами».
Одни стоячие волны попадали в резонанс с другими, все это в бешеном темпе проецировалось на нейронах, которые отвечали за появление виртуальной картинки перед «глазами».
Так мы вспоминаем понравившейся пейзаж.
В мозгу растерянного мужчины одни картинки обрисовывали далекое будущее, связанное с возможными проблемами общения.
Другие картинки рисовали сладостные возможности в ближайшем будущем.
Весь этот «мыслительный» кошмар сваливался в участок мозга, который потом должен быть отдать приказ ногам и языку: «иди и начинай говорить!»
Или: «уйди, пока не поздно!»
Или: «иди, ничего страшного – всегда сможешь извиниться и убежать!»

А потом...
Потом мужчина подошел и сказал.
Это что, свобода воли?
Нет!
Это бес попутал!

Из-за квантовой природы движения электронов решение возникло случайно.
Да, конечно, вероятность одного решения была больше другой.
Если у мужчины был длинный список счастливых побед, то у него в памяти картинок с соблазнительными моментами в ближайшем будущем было больше.
Но их появление в «центре решения» все равно было случайным.
Квантовую механику на кривой козе не объедешь!

Так, скажете вы, что-то тут не то!
И приведете кучу примеров, когда вы обдумывали ситуацию и спокойно, с применением логики принимали решение.

Это вам казалось, что вы применяли логику.
Мозг не может мыслить логически.
Это просто сложная машина.
У вас в голове также появлялись картинки,которые вы ассоциировали со словами.
Это все основывалось на предыдущем опыте.
И если ваш опыт был достаточно богат, то картинки с каким-то решением преобладали над картинками с другим решением.

Именно так мы и мыслим!
Картинками.
Цепляющимися одна за другую.
Одни стоячие волны усиливают другие, наиболее похожие.
Так происходит смена картинок в нас в голове.
Картинки ассоциируются со словами и нам кажется, что мы думаем на русском языке.
А мы мыслим картинками, связанными со словами.

И если картинки только на одну тему, то мы уверенно принимаем решение.
Вот кто-то знает, что у него аллергия на клубнику. И это очень неприятно!
И картинок с аллергией у него будет в сто раз больше, чем картинок, где будет вплетен вкус и запах спелых ягод.
И решение будет простое: «Переживу я без этой клубники!»

И что теперь мы можем сказать про свободу воли и случайность?
Во всех решениях, которые мы принимаем, есть доля случайности.
Человек с опытом и с хорошо работающем мозгом принимает решения легче. У него много картинок-опыта почти на всякий случай.
На центр принятия решения приходят картинки одного вида.
И тут квантовая механика почти ничего не решает.
Вероятность принятия определенного решения близка к сто процентам.

А если ситуация незнакомая?
Тогда картинки разного вида приходят с вероятностью 50%.
И окончательное решение будет определяться случайными процессами в нейронах.
Повернется молекула белка не тем боком, не пройдет какой-то импульс, и все!
И вы купите себе велосипед, вместо стиральной машины!

Так что свобода воли есть, но она описывается теорией вероятностей.
То есть случайность прекрасно уживается со свободой воли.
Все определяется нашим опытом.

ПС: А мог ли все это запрограммировать Суперпрограммист «Матрицы»?
Запросто!
Он нам оставил коридор свободы, и давайте набираться опыта, чтобы принимать мудрые или глупые решения!
И постараемся быть счастливыми в это коридоре!