?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Три лейтенанта

2013-08-13-04

Три лейтенанта жили в одной комнате старого общежития.
Желтые пятна на потолке, оторванные шпингалеты на окнах, вытертый линолеум, кровати с продавленными панцирными сетками, расшатанные стулья, грязная клеенка на столе...
Неустроенность легко переносится, если это временно. Лейтенанты жили будущим и были уверены, что у них все получится. Что именно получится, они еще не знали, но безоговорочно верили, что все будет хорошо. У одного из них на тумбочке лежал учебник по экономике с закладкой на сорок первой странице. По вечерам он ставил на книжку стакан со сладким чаем, который к утру остывал и служил ему завтраком.
– Сашка! - говорили ему друзья. – Ты уже два месяца изучаешь экономику – может хватит? Пора переключиться на кама-сутру!
Сашка приглаживал свою челку, почесывал щетину на скуластом лице и молчал.

Посреди комнаты на столе небольшой эмалированный тазик. Когда-то он был белым, но сейчас его окраска плавно переходила от черного на ободке к темно-коричневому дну. В выходные лейтенанты покупали на рынке мясо, резали его на мелкие куски, заливали подсолнечным маслом, добавляли кольцо едкого лука, обильно солили, ставили на плиту в общей кухне и шли пить водку в своей комнате, закусывая черным хлебом и помидорами. Через час кто-то вспоминал про мясо, матерясь бежал на кухню, потом стучал ногами в дверь и вносил раскаленный таз, удерживая его за края двумя грязными полотенцами. Мясо всегда получалось вкусным и напоминало, что жизнь хороша, если не особенно присматриваться к окружающей действительности.

Они были молоды, красивы и у всех были женщины. Лейтенанты ели мясо, пили за мужскую дружбу и никогда не обсуждали своих подруг. Их женщины понимали, что через год они снимут погоны и уедут из этого маленького городка, затерянного среди высоких зеленых гор. В городке лейтенантов не любили, но не задевали. Местные гопники знали, что за ними стоят другие лейтенанты, спаянные бесконечными тостами за мужскую дружбу. В отместку местные не любили подруг этих лейтенантов. «А нам с ними интереснее! – говорили женщины, когда их начинали обсуждать на рынке. – Мы знаем, что все временно, но у этих парней есть деньги, мечты и будущее, а тут только зависть и сплетни!» «Но вот вы постареете и кому будете нужны, такие шалавы?» «А вы сейчас кому нужны?» «Дуры, вы!» «Ага, зато счастливые! Да и кто знает...»

– А все-таки бабы дуры! – сказал Колька, невысокий крепыш с короткими светлыми волосами. – Я звоню домой нашей кадровичке, а она отвечает: «Квартира слушает!» Но я и спросил: «А в этой квартире люди есть!»
– И чо? – поинтересовался Сашка, расстегнув рубаху и вытирая шею носовым платком.
– И все! – сказал Колька. – Теперь мне к ней лучше не ходить!
– И не ходи! Все равно нас раньше не отпустят, пока анализы нормальные.
– Ага, и пока руки отвертку могут держать.

Мясо в тазике стремительно таяло. Сашка достал из пакета три больших помидора и стал нарезать их на большой белой тарелке, украшенной по краям голубыми узорами.
– А все-таки институт – это детский сад! – сказал Василий, разглядывая на вилке кусок мяса. На клеенку капало масло, но никто на это не обращал внимания.
Василий казался старше всех, сидящих за столом. Он рано начал лысеть, лицо его было в складках, в уголках глаз появились первые морщинки. Он выкуривал две пачки сигарет в день, зубы его пожелтели, голос стал хриплым и солидным.
– У нас жизнь хоть и собачья, но это жизнь! А до этого мы все за мамину юбку держались и папу слушали.
– Уж ты держался! За юбку, конечно, но не за мамину! – пробурчал Сашка
– А мне надоела временность! – продолжил он. – Лекции слушали и понимали, что это временно, теперь вот временная общага, временные бабы и наш комполка, не к ночи будет помянут, тоже временно.
– Ладно, не ной! – Колька разлил остаток водки по стаканах. – Давай лучше выпьем, чтобы наша дружба не была временной!



Уходящее солнце на миг высветило красную дорожку на озере и окончательно погрузилось в темную тучу.

– Завтра ветер! – сказал Сашка, поглядывая на красноту, залившую прибрежные сосны. – Клева не будет, утром надо собираться домой.
Колька попробовал уху их котелка и стал нарезать черный хлеб на толстые ломти.
– Хорошо тут! – сказал он. – Сцена из серии «мечты сбываются»!
Сашка открыл заднюю дверь «лэндровера» и достал бутылку виски.
– Может забудем про наши болячки и, хоть в последний вечер, вспомним молодость?
– Нет, Сань, прости, я, правда, совсем не пью.
Сашка поставил бутылку обратно в коробку.
– Ну и правильно!

Колька разлил уху в две эмалированные миски и принес их к раскладному столику, около которого стояли два шезлонга. Становилось темно, Сашка зажег газовую лампу, сел в шезлонг и закутался в толстый вишневый плед.

– Ну, продашь ты свой бизнес, и что будешь делать? – спросил он.
Колька сел и стал мешать ложкой уху.
– Жить буду, Саня! Просто жить! Устал я бегать. Я решил, что уже добежал и теперь буду идти спокойно. А то деньги есть, семья есть, а смысла нет.
– А теперь появится? Ты сразу выпадешь из обоймы и никому не будешь нужен с своими деньгами. Утром кофе попьешь, на террасе покуришь, в Интернете побродишь, после обеда в Париж слетаешь... Вернешься через пару дней и снова утром кофе с сигаретой, Интернет, клубника с грядки...
– А как надо? Продолжать трепать нервы себе и окружающим, чтобы заработать еще пару миллионов, которые я не успею потратить? Ты тогда в общаге экономику учил. Зачем? Чтобы стать богатым? Ну вот ты стал таким, и что дальше? Стать еще богаче? Идти во власть? Заниматься благотворительностью, чтобы тебя не трогали? Отдавать деньги я не могу, у меня их не так много. Власть меня не интересует – я не вижу, что там можно полезного сделать. Ты ведь помнишь, что я начинал большие и важные проекты.... И что? Никому ничего не надо, кроме как набить карманы и стать крутым, чтобы тебе не мешали жить. Я вот в прошлом году дорогу к нашему поселку отремонтировал – это я еще могу, мне все спасибо сказали – пустячок, а приятно!
– А в этом году ты что будешь ремонтировать?
– Колодец хочу выкопать! Настоящий, с оцинкованным ведром на цепи. Представляешь, вытаскиваю ведро и прямо из него пью, вода холодная, голову схватывает, но потом на солнышке отпускает быстро... Ты помнишь вкус холодной колодезной воды из оцинкованного ведра?
– Я помню, как наш Василий страдал в общаге от временности нашего бытия. Давай его хоть яблочным соком помянем.

Колька вздохнул, покопался в сумке и достал небольшую плоскую бутылку «хенесси».
– Давай по чуть-чуть!

Друзья выпили и замолчали, глядя на затухающий костер. Поднялся небольшой ветер, отгоняющий комаров и приносящий прохладу вечернего озера.

– Вот ведь как случилось... – Колька доел уху и вытащил пачку сигарет. – Василий был прав, что тогда, в общаге, и была настоящая жизнь. Были цели, были мечты... А теперь всего добились и непонятно, как теперь радоваться счастью.
– Смотри на звезды и радуйся, что не надо больше толкаться локтями, чтобы пробить дорогу к пирогу.
– Я смотрю... А ты знаешь главную причину, почему я ухожу их бизнеса? Я стал никому не нужен. На мое место человек пять нацелились, если я уйду, то куча народу будет довольна. Последние два года я себя убеждал в своей нужности, а сейчас решил, что хватит себе голову морочить. Вот ты сам почему свои магазины не продашь?
– Мне неинтересно колодцы выкапывать. А так я пока нужен. Без моих связей магазины давно бы прогорели.

Стало совсем свежо, и Сашка подбросил дров в костер.

– Что-то это разговор мне напоминает наши беседы в общаге. – сказал он. – И тогда мы жаловались на жизнь, и сейчас. Тогда мы были слишком молоды и все чего-то ждали, сейчас слишком много прожили, но тоже ждем непонятно чего. Ты вот хочешь холодной воды попить, я хочу свою сеть расширить. А где счастье, к которому мы стремились? Может оно где-то посредине незамеченным осталось?
– Счастье – это когда что-то важное делаешь, и у тебя все получается. И когда женщина любимая рядом, дети и когда друзья... Давай еще за Василия!
– Давай!

Сашка выпил, встал и подошел к берегу озера. Над верхушками темных деревьев показалась луна.
– С жиру мы бесимся! – сказал Сашка самому себе. – Все нормально, пока мы живы. И в общаге мы были счастливы, и сейчас. Просто по-разному...

– Сань! – крикнул Колька. – А ведь у нас все нормально!
– Конечно! – сказал Сашка. – Жалко только, что утром клева не будет! Но будет о чем мечтать в следующий раз.

Tags:

Comments

( 6 comments — Leave a comment )
Natalia Vasileva
May. 3rd, 2014 09:43 pm (UTC)
Внутренняя неустроенность осталась, изменилась только внешняя атрибутика и здоровье уже не то.
Марина
May. 4th, 2014 02:47 am (UTC)
Спасибо, Володя.
Как всегда хорошо и вкусно.
juravlichka
May. 4th, 2014 03:01 am (UTC)
Психологически метко, Володя.
Счастье - это путь.
путь к нему....
Пани Ирэна
May. 4th, 2014 06:08 pm (UTC)
Счастливые они, но не понимают этого.
olgakomar1974
May. 4th, 2014 06:55 pm (UTC)
Тогда мы были слишком молоды и все чего-то ждали, сейчас слишком много прожили, но тоже ждем непонятно чего...................

А тогда...были два лейтенанта в одной квартире и мы-их жены. Коммуна.Топили печку дровами,а на ночь забрасывали углем...Было тепло до утра,а потом опять -растопить, поддерживая огонь: пекли пироги, растили детей и при любой свободной минутке рисовали картинки,которые украшали наше скромное жилище, и изучали экономику... Собирали за накрытым своими ручками столом весь дивизион на обмывание очередных офицерских звездочек совсем девчонки,которые всё могли тогда для наших лейтенантов...Теперь все далеко, а кто и в мире ином...
Господи! Как же на всё это тогда хватало сил???!!!
Теперь...ждем непонятно чего, а остается только вспоминать...
mmimoza09
May. 5th, 2014 04:14 am (UTC)
Но будет о чем мечтать...
Счастье - состояние временное, иначе перестаешь его ощущать... Как кольцо на руке...
( 6 comments — Leave a comment )