?

Log in

No account? Create an account

August 8th, 2018

Ценность



Так совпало, что на яхте я прочитал книгу Пелевина «iPhuck 10», а вечером зашел разговор о ценности произведений искусства. Пелевин писал, что ценность картины и популярность художника определяется покупателями. Если купить велосипедное седло с приваренным рулем (так Пикассо изобразил быка) за миллион долларов и громко объявить, что это шедевр, то следующий шедевр художника (например, колесо с фарой) также можно продать за миллион.

Капитан оказался специалистом в раскрутке художников – занимался этим профессионально. Оказалось, что Пелевин дилетант, что существуют секретные технологии, позволяющие продавать картины малоизвестных до того художников за бешеные деньги. Писать об этом без разрешения не буду, скажу только, что такие технологии требуют солидных начальных вложений.

Меня всегда занимало, почему какие-то книги или картины считаются классическими шедеврами? Кто определяет их стоимость и значимость? Простой ответ, что другие еще хуже, меня не удовлетворял. Почему мне нравятся примитивные картины Миро, где нужно напрячь мозги для понимания смысла нелепых фигурок на синем фоне? И почему я схожу с ума по Питеру Брейгелю с его десятками смешных фигурок на нелепом, нереалистичном фоне? Я стал равнодушен к красивым пейзажам с выписанными листочками и травинками – всегда хочется сказать, что профессиональный фотограф сделает лучше.

За время поездки я побывал во многих музеях, посмотрел сотни, а может тысячи картин. Останавливался только у тех, где требовалось думать, чтобы постичь суть. Возможно, художник ни о чем не задумывался во время работы, все делали подсознание и талант. Но это и интересно, это привлекает. Глядя на эти картины, ты как бы погружаешься в сокровенные тайны мастера, он делится с тобой секретами своего сознания, выворачивает себя наизнанку. Трагизм Шиле, метания Климта, угрюмость Эль Греко, новая «иконопись» Петрова Водкина, таинственность Леонардо… – эти художники беззастенчиво раскрылись в своих картинах. А художники, в картинах которых нет их внутреннего «Я», неинтересны.

Однажды я послал Борису Кутенкову рассказ о своей студенческой жизни и попросил оценить. Рассказ, как мне казалось, был смешным. Ответ Бориса был предельно краток: «Это не рассказ, а история. Ее хорошо за столом рассказывать». Я согласился. В рассказах, как и в картинах, должна быть глубина, философия. Невидимая, ненавязчивая, лишь тонкой нитью пронизывающая сюжет. Если это есть, то такие мастера заслуживают, чтобы их «раскрутили».
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.