February 7th, 2017

Роботы станут лучшими писателями



Начну издалека.
Когда я начал серьезно заниматься фотографией, то мне были интересны только собеседники, понимающие слова вигнетинг, хроматическая аберрация, глубина резкости и т. п. В период увлечения спортзалом я пробуждался от своей постоянной спячки, когда слышал фразы о группах мышц и видах тренажеров.
Сейчас мне очень интересны писатели, издатели и читатели. Если кто-то не пишет, не издает и не читает, то найти с таким человеком тему для живого разговора мне становится все труднее.
Это пройдет, конечно. Скоро, вероятно, мне будут очень интересны собеседники, знающие толк в снотворных и других пилюлях.

Это я к чему написал?
К тому, что читателей у писателей становится все меньше. Сейчас пишут много, а читают мало. Как-то я предложил обязать писателей читать другие книги современников. Прочел двадцать книг, написал отчет (плагиат будет контролироваться), вот тогда получишь лицензию на публикацию. Хоть в бумажном виде, хоть в электронном.
А что интересно писателям? Что они прочтут без судорог сознания и потемнения в глазах? О себе любимых, конечно. О тяжком и неблагодарном писательском труде (см. первый абзац). Сейчас уже счастье, если у писателя найдется хоть пять читателей, которые смогут до конца осилить его толстые книги. Так что писателям имеет смысл задуматься о книгах, в которых описывается писательский труд. Я вот, например, нагло готовлю к публикации книгу "Блокнот юного писателя". Из последних сил смотрю в будущее. ))

Есть еще одно решение проблемы. Создать роботов-читателей. Они смогут читать сотни книг за секунду, писать рецензии, устраивать конкурсы среди писателей, распределять гранты, делиться впечатлениями с другими роботами, устраивать роботизированные конференции по анализу творчества писателей разных возрастных категорий. И так далее. Культурная жизнь забурлит, у писателей появятся стимулы. А любопытные люди будут читать то, что рекомендовали роботы-критики. И никакое юное дарование не останется обиженным. Таланту будет легче пробить дорогу. У него не будет сражений с литературной мафией, не будет тягостного общения с коммерческими издательствами. Прекрасная наступит культурная жизнь!

Но вот проблема: ведь сразу создадут роботов-писателей. Алгоритмы уже готовы. Все, кто занимается искусственным интеллектом, знают классическую схему двух воронок (см. рисунок).

В первую воронку (писатель) поступает информация о внешнем мире: окружение, люди, их эмоции и поступки, эмоции самого писателя. Все это писатель кодирует, то есть пишет текст, где кратко описывает то, что он видел и чувствовал. Текст поступает во вторую воронку (читателю), раструбом направо. Читатель декодирует текст, получает впечатления. Если кодировка писателя хорошая, то читатель чувствует то, что чувствовал писатель.

До сих пор писатели работали вслепую. Без обратной связи. У них почти нет информации, как они сумели хорошо закодировать свои впечатления и мысли. Вроде текст хороший, слова красиво расставлены, но читатели представляют совсем не то, что хотел сказать писатель. Не испытывают тех чувств, которые писатель закодировал в своем тексте.

У роботов-писателей все будет отлично. Их тексты прочитают роботы-читатели и дадут полный анализ своих впечатлений. Роботы-писатели сравнят свои задумки с результатами анализа, изменят настройки и начнут генерацию литературных шедевров.

Люди-писатели будут отставать. Из литературные настройки сидят в ДНК, в жизненном опыте и в прочих тяжело меняющихся параметрах. Так что роботы-писатели выйдут на первые места, как скоро окончательно выйдут на первые места роботы-шахматисты.

Ну а нам горевать не надо. Мы, читатели будущего, будем сидеть на заборе и с удовольствием наблюдать за сражением роботов-литераторов. И по нашей древней традиции будем презрительно их критиковать, говоря, что тексты, конечно, хорошие, но это не правда нашей жизни, которой роботы не знают.

А роботы будут читать нашу критику и посмеиваться. Будем надеяться, что посмеиваться они будут по-доброму, принимая во внимание наши заслуги в их создании.