December 16th, 2016

На север




Фото из архива: закат на вершине ледопада (точнее, ледопадика). Скоро увижу такие картинки наяву! ))
Вот сижу и думаю: как общаться с людьми, которые постоянно ищут негатив и сообщают его всему свету? И это притом, что в жизни они прекрасные, добрые, отзывчивые люди. Послушаешь их рассказы о том плохом, что творится в мире и его окрестностях, пойдешь к холодильнику, а там молоко скисло. Потом поговоришь на простые темы, такие как смысл жизни, есть ли любовь с первого взгляда или что еще задумал Всемирный разум, и вроде теплее на душе станет.

Информация: до четверга я буду на диком севере, появляться буду в фейсбуке

А на прощанье я скажу...



Сумка собрана, машина заправлена, макароны сварены – все готово к отъезду. Даже свободные полчаса образовались. За ночным окном падет снег, завтра мороз с ветром – по ощущениям как -40 градусов. А нам, бывалым, все равно. Альтернатива – писать коды программ, уравнения и придумывать еще непридуманное – это все хуже, чем нестись на север 500 километров по заснеженной дороге, напевая неприличные частушки. Адреналин зашкаливает, он заставил сесть за компьютер и написать на прощание маленький рассказик. Кому интересно – вот он:



Писатель и музы

Усталый писатель Глыба сидел за обеденным столом и думал о новом романе. За окном кружила вечерняя метель, от порывов ветра дрожали стекла. Это мешало Глыбе сосредоточиться на винегрете и запотевшей стопке.
– В такую погоду можно писать только под диктовку, – наконец сформулировал писатель свою мысль. – И где эти музы шляются?
Тут в воздухе зашелестело, запахло цветочными духами и свежим снегом. Глыба встряхнул головой, зажмурил глаза, потом открыл и увидел за столом трех молодых женщин в старомодных длинных белых платьях с рукавами-фонариками. Одна их них сбегала на кухню, принесла три стопки, разлила водку и все трое немедленно выпили.
– Закусывайте, – писатель придвинул к ним тарелку с винегретом.
– Мы торопимся, – сказала брюнетка, сидящая ближе всего к писателю. – Какие у тебя проблемы?
– Роман, вот.. – начал Глыба.
– О чем? – уточнила брюнетка.
– О любви...
– Очень оригинально! – восхитилась брюнетка. – Эрата, это по твоей части.
Эрата, крупная блондинка с полными руками и строгим лицом, на секунду задумалась.
– Да уж... – сказала она. – Я сегодня уже три романа придумала. Вот разве что... Ладно, запоминай! Он и она встретились, полюбили, стали жить вместе. Потом она стала замечать, что во время ее монологов он ее не слушает, а придумывает свой монолог, никак не связанный с тем, что говорит она. Так начался конец их любви.
– Фигня все это! – пожал плечами писатель Глыба. - Женские штучки. Я так мелко не пишу. Мне нужен социально-экономический фон и более серьезные проблемы.
– Тогда это к Каллиопе, – предложила Эрата.
Каллиопой оказалась брюнетка, которая торопилась больше всех. Она сверкнула черными глазами и предложила, что героя уволили с работы и он, весь такой разочарованный, вступил в какую-то партию, чтобы бороться с властью. А героиня была пленена его пламенными речами и мечтала научиться говорить, как ее любимый.
– Фигня все это! – снова повторил Глыба. – Увлеченность политикой убьет всю лирику.
– Лирика – это по твоей части, Эвтерпа, – брюнетка обратилась к третьей музе, норовившей втихомолку наполнить стопку еще раз.
Эвтерпа, поняв, что скрыть ничего не удастся, налила всем по стопке, не дожидаясь тоста быстренько выпила, вытерла губы и сказала:
– Элементарно! Когда они осознали свою любовь, то сразу разочаровались в политике, продали московские квартиры и уехали в Индию, чтобы жить на берегу океана. Любовь не бывает долгой, если нет совместных увлечений – поэтому, они стали изучать йогу и тибетскую медицину. По вечерам они сидели на пляже в позе лотос и медитировали, любуясь волшебными закатами.
– Ну да! – обрадовалась Эрата. – А после медитации они разговаривали, и вот ту она начала понимать, что он любит себя больше чем ее.
– Все, писатель, – сказала Каллиопа, – роман готов, мы полетели, зови, если что.
– Стоп! – поднял руку Глыба. – А чем все закончится?
– Разводом и разбитыми корытами, – вздохнула Эрата.
– Их партия на выборах не наберет и одного процента голосов, – уверенно молвила Каллиопа.
– Начнется сезон дождей, прохудится крыша хижины, у них украдут деньги и они, забыв про развод, снова будут вместе, чтобы преодолевать трудности, – сказал Эвтерпа.
В окно ударил снежный заряд, писатель вздрогнул, посмотрел на темное стекло, задумался, а когда вернулся в реальность, то за столом кроме него уже никого не было.
– Сложно все это, – сказал он сам себе. – И длинно как-то. Вот напишу, что они любили друг друга, а когда потратили все деньги, то любовь закончилась. Это просто и жизненно.
Прошла минута, в комнату ворвались свистящие звуки ветра и еле слышные женские голоса.
– Вот козел! – сказал первый голос. – Только время потеряли. Может ему и правда надо диктовать?
– Перетопчется! – возразил второй голос. – Мы свою работу сделали, в отчет занесем, на Парнасе будут довольны.
– Зря я у него винегрет не попробовала, – грустно сказал третий голос. – А сюжет, который он предложил, и правда жизненный. Вот представьте: мы к нему прилетели, а стол пустой. Мы голодные, злые, трезвые – какая тут любовь?