May 22nd, 2016

Вернулся



Три недели пролетели, как «день вчерашний, как стража в ночи».
Не было ни одного часа, чтобы просто расслабиться и подумать о вечном. Три недели носил часы и часто с ужасом смотрел на них. Теперь, как обычно, часы будут лежать в тумбочке, а время будет определяться по солнцу или по чувству голода.
Три недели не читал новости. Даже заголовки. Какие произошли события, какой курс доллара, сколько стоит нефть, как упал индекс Доу Джонса... – не интересно! Живые люди с их проблемами и радостями много интереснее!

Попробовал открыть какой-то новостной сайт. Снова не интересно. И я этому рад. Прочитал в сети, что первый признак старческого маразма – это повышенный интерес к тому, в чем не разбираешься. В качестве примера назвали политику и экономику. Очень обрадовался, что мой маразм отступил. На всякий случай вспомнил уравнение Шредингера и формулу для корней квадратного уравнения. Тут все в порядке. Смерть маразму через нечитание новостей!

На улице лето. Распушились одуванчики, вылупились ягоды смородины, по озеру плавают смешную утята.

Надо бы рассортировать фотографии, но в теле поселилась лень. Теплый воздух из окна позволяет не думать, что завтра на работу.

Понравилось




Меня попросили подвести итоги майской поездки по России.
Не люблю подводить итоги. Строить планы гораздо интереснее. Но раз попросили... Здесь я напишу то, что мне понравилось.

– Видел больше улыбок и доброжелательности. И это при том, что в этой поездке мало с кем выпивал.
– Исчезли «конкретные пацаны». В Кисловодске увидел трех в кожаных куртках и адидасовских штанах, но они пили кофе, а не пиво. И к продавщице мороженого не приставали, а делали комплименты.
– Вежливость водителей к пешеходам зашкаливает. Я нечаянно наступил на «зебру», чтобы постоять и подумать, так сразу создал пробку в обоих направлениях. И ни одна зараза не гуднула, чтобы вывести меня из состояния глубокой задумчивости.
– Чистота в центрах городов немыслимая. Я долго хранил на туфлях грязь с места дуэли Печорина и Грущницкого, но с этой реликвией пришлось расстаться под осуждающими взглядами.
– Не знаю, как в других городах, но проблема такси в Кисловодске, Москве и Питере решена полностью. Такое чувство, что такси можно заказать не только по телефону и Инету, а просто усилием мысли.
– В Москве почти исчезла реклама. Даже стало грустно, что красивые девушки с плакатов больше не зовут меня купить шубу и уехать в ней на Мальдивы.
– То ли я такой обаятельный, то ли вид у меня почти умершего лебедя, но в магазинах и аптеках угадывали мои желания почти без слов и сразу вели меня к нужной полке.
– Пытался найти в магазинах следы санкций и кризиса. Не нашел.
– В метро стали снова читать бумажные книги. Один парень читал даже третий том собрания сочинений А. Куприна.
– Вежливая полиция. Причем настолько, что я даже забыл в какой стране и попытался перейти на английский язык.
– В ресторанах готовят вкусно. Я прокололся только один раз в «Белоруской кухне» на Маросейке, где подали сухие и слишком жирные драники. Я люблю белорусов и точно знаю, что к этим драникам они отношения не имели.
– Америка приучила меня к доброжелательности, открытости и общительности. Я разговаривал с десятками людей и возникло чувство, что все они прошли американскую школу.
– Мысли я читать не могу, но при мне никто не ругал Америку и Европу.
– На дневных улицах исчезли женщинеы в вечерних платьях. Часто встряхивал головой - не в Европе ли я!

Ха, сказали мне. Ты же был как турист, а вот пожил бы...
Ну что сказать. Я жил в России в гораздо более трудные времена и могу сравнить.
Ну а что плохого? Да, видел, чувствовал. Но об этом потом.