January 25th, 2016

Реинкарнация для идиотов



Нашел на полке старую, нечитанную книгу «Реинкарнация» из серии «Для полных идиотов».
– О! После рабочего дня и сдачи проекта – это самое то!
Прочитал. Задумался.
Сразу вопрос – а где доказательства?
С доказательствами в американских книгах все в порядке. Особенно, в серии для идиотов. Все разложено по полочкам.
Хотите узнать, чья душа живет в вашем теле? Нет проблем! Вот, по памяти:

1. Подумайте, куда вам хочется поехать?
2. Какую еду вы предпочитаете?
3. Какой исторической эпохой вы интересуетесь?
4. Какие исторические личности вас привлекают?
5. Какой тип людей вам ближе всего?
6. Что вы чаще всего видите во сне?
7. Дежавю? В каких местах наиболее ярко? Какие лица вам кажутся знакомыми?
8. Ваши детские грезы и мысли?

А дальше – немного мыслительного процесса и дело сделано.

Поужинал. На диване привел мысли в порядок. Выводы странные.
Всегда думал, что в прошлой жизни я жил в Шотландии. Зеленые холмы, темные камни, холодное море – это мне иногда снится.
Но!
Ни раза там не был и в ближайшее время не планирую. А вот в Питер тянет постоянно. И бываю там по два раза в год.
Любимая еда – явно русская. Хотя перепробовал много чего.
Любимая историческая эпоха – Серебряный век.
Исторические личности? Явно то, что с великими я в прошлом не общался. В памяти картинки со странными компаниями: пьяные офицеры, вечные студенты, раскрасневшиеся барышни в длинных светлых платьях. Много вина, табачного дыма и романсов под гитару. Кто-то пытается играть на рояле, но ему наливают и пианист падает со стула.
– Господа, откройте окно, человеку дурно!
И любовь какая-то платоническая. Со стихами над прудом с кувшинками.
Дежавю? У меня каждый день дежавю. Смотрю на ДФ за компьютером и кажется, что это я уже видел.
Если холодное море, то это тоже знакомо из прошлой жизни.
В Хельсинки мне чуть дурно не стало, когда около памятника Александру Второму я вышел к набережной и увидел красные кирпичные постройки на берегу. Это я видел раньше!
А что меня в Хельсинки потянуло? И почему мне так просто было выйти к этому месту? Я даже навигатором почти не пользовался.
В Париже мне хорошо и многое знакомо. Но, не родное. Просто приятно. Как будто встретить старого друга, с котором много выпито.
Италия? Явно там бывал. Никаких проблем с общением и ориентированием.
Москва. Ведь родной город. Сколько воспоминаний. Но...
Но тянет в Питер. Там не могу понять, что больше всего знакомо, что волнует.
Похоже, что еще не побывал там, где пели романсы пьяные офицеры для барышень в длинных светлых платьях.

Дрожащие столбы

Прочитал книгу Андрея Измайлова "Разговорчики вне строя".
Это его беседы с Борисом Стругацким.
Вот как-то я почти во всем согласен со Стругацкими.
Одно время мне хотелось им подражать.
Сейчас хочется меньше.
Почему?
Они писали о будущем.
Сначала о светлом, потом не очень светлом.
Они его чувствовали.
Как-то по-своему.
В 1989-м Борис Стругацкий сказал, что перестал чувствовать будущее.
Верил, правда, что небо у нас будет в алмазах, но не понимал, как мы к этому придем и когда.
А я совсем не чувствую будущее.
Наверное, как многие другие.
Как будто мы стоим на перекрестке и думаем, куда идти.
Или ждем, когда подует ветер и понесет.
Ладно, скажете вы. На перекрестке четыре дороги. По какой пойдем - трудно сказать. Но хоть что за дороги?
Я не знаю.
В небо с алмазами я тоже верю, но это не для всех.
Для всех алмазов не хватит.
В неограниченно растущую жажду знаний поверить трудно.
Хочется, но трудно. Средние века ползут на нас из всех щелей.
Прикладная наука? Да. Чтобы быстрее и комфортнее жить.
Но при этом за горизонтом проглядывается какое-то цифровое будущее.
Мне оно не нравится, но я сам его приближаю.
Парадокс.
Но мы все такие, с парадоксами.
Стрела Аримана, как писал Ефремов.
Хотим как лучше, стараемся, а получится хуже.
Не сейчас, потом.
А кто думает о потом?

Искусство?
Оно как-то упрощается. Все меньше оставляет царапин на душе.
Вперед вылезают первобытные инстинкты.
Духовность? Гуманизм?
Слова красивые, но лучше деньгами.
Не всем. Кто-то пытается пересечь Антарктиду в одиночку и гибнет.
Этот парень о деньгах не думал.
Думали другие и не понимали, зачем он туда полез.
Кто-то помогает бедным и больным.
Остальные проходят мимо.
Остальных больше.
Жизнь такая, надо бежать, чтобы успеть.
Куда?
Куда все бегут.
А куда они бегут?
За желаниями.
Это бесконечный бег.
И куда мы прибежим?
К чувству полного удовлетворения?
Такого не будет.

Я опять стою на перекрестке и смотрю, как все бегут сразу во все четыре стороны.
И как писать о будущем?
Описывать этот бег? Мелькающие верстовые столбы?
Вот разве что столбы...
Дрожащие от гула пробегающей толпы