January 24th, 2016

Дети случая



В университете штата Орегон сделали открытие.
Сотни миллионов лет назад в океане плавали только одноклеточные организмы.
А потом случилось чудо.
Одна единственная (!), случайная мутация ДНК привела к тому, что клетки начали взаимодействовать, помогать друг-другу. И появились многоклеточные организмы.

Все мы дети случая?

В потоке реки времени все случайно. Случайно мы встречаемся, расходимся, влюбляемся. Размножаемся тоже случайно, не зная, какие у нас будут дети.

И только несущая нас река не случайна. Спокойно течет она между берегов-законов. А мы смотрим на эти берега и отчаянно думаем, что можем что-то изменить.

Из виртуального блокнота



Интересно, таинственные зеркала появились впервые в «Пустом доме» Гофмана, или кто-то раньше это придумал?

А в зеркалах точно своя жизнь. Когда я жил около ВДНХ и приходил домой после полуночи, то в зеркале, висевшем в прихожей около входной двери, мог увидеть кого угодно. Утром там жил молодой энергичный мужчина. А ночью там поселялось чудовище в окружении нечистой силы. Смотришь в зеркало и видишь, как дверь на кухню медленно открывается, начинает расплываться. Оборачиваешься, а дверь закрыта. Я сначала думал, что это тараканы балуются, а сейчас понял, что зеркало показывало то, что случится.

Эдгар По явно всю жизнь был под впечатлением «Ночных историй» Гофмана. У По нет гофмановской обстоятельности, но ужасы у него покруче. Наверное потому, что жизнь у него была совсем безрадостной. У Гофмана ужасы на фоне благополучия, как-то мимоходом, а у Эдгара По ужасна сама жизнь.

Пушкин вполне мог в детстве читать Гофмана, но он явно его не впечатлил. А вот у Лермонтова Гофман определенно был настольной книгой.

А есть ли музей или мемориальная доска Гофмана в Калининграде?

Под кустом самшита, в снегу сидит жирный ленивый кот и смотрит на стайку воробьев у кормушки. Уже час сидит. Неподвижно, только головой вертит. Ждет, когда воробей сам прилетит ему в пасть.

– Можно ли заработать писательством?
– Можно, если писать заявления о приеме на работу.

Пушкин возмущался, что у американцев нет аристократии. И что богатые американцы не выпячивают свой достаток и одеваются как простолюдины. Если бы он жил в наши дни, то его мнение бы не изменилось.

– Почему ты сам не меняешь кран?
– Час моей работы стоит больше, чем час сантехника.
– Но ведь ты сейчас все равно ничего не делаешь.
– Час моего отдыха стоит еще больше!

На льду озера стоят цветные палатки рыбаков. Внутри стоит кресло, портативная печка, ящик с едой. Из напитков – только термос с кофе. У каждого рыбака планшет или электронная читалка. Кто-то курит, кто-то читает, кто-то обедает.
Ах да, у некоторых и удочки есть!

О «пикейных жилетах». Ненавижу пустые разговоры дилетантов о политике и экономике.
А Ильф с Петровым неожиданно написали почти пророческие строчки:
«– Ну, о чем говорить... Сноуден – это голова! Слушайте, Валиадис, -- обращался он к третьему старику в панаме. – Что вы скажете насчет Сноудена?
– Я скажу вам откровенно, – отвечала панама, – Сноудену пальца в рот не клади. Я лично свой палец не положил бы.
И, нимало не смущаясь тем, что Сноуден ни за что на свете не позволил бы Валиадису лезть пальцем в свой рот, старик продолжал...»