January 3rd, 2016

Между небом и землей



Я приехал домой.
Глаза еще помнят озеро. Серое, белое, синее, голубое, желтое, золотистое, розовое, серебряное, черное. Странно, что его уже нет рядом. Клод Моне мог бы писать по три картины озера в день. Куда там его водяным лилиям по разнообразию!

Дома все привычное и чужое одновременно. В углах кабинета, на столе, внутри компьютера затаились дела. Я делаю вид, что это меня не касается. Поцарапанные пересохшие пальцы еле сгибаются и промахиваются мимо клавиш. В голове больше «не хочу», чем «надо» и «хочу».

Да, я знаю, что надо только начать, и все войдет в колею. Но пока я парю над землей, высматривая любимый диван. На нем у меня просыпается совесть, над ним поет походную песню труба, а в нужном месте из старой обивки вылезает шило.

Идиотизм такого парения между небом и землей в том, что все дела придуманы мной самим. Странные такие дела: без начала, без конца, без сроков. Как вечный укор. Это у меня от родителей. И еще от преподавателя физкультуры в школе: «Зачем просто так сидеть, взял гантели, сиди и тренируйся!»

Можно еще выпить чашку чая или рюмку коньяка. Это создаст иллюзию занятости и немного притянет вниз из бессмысленного полета. А там, глядишь, музы подтянутся и заставят, наконец, выгрести золу из камина.