November 20th, 2015

Ноябрь в Европе – 2015 (1)




Я сидел в баре аэропорта Миннеаполиса, отхлебывая двойной «кампари» и украдкой закусывая его домашней котлетой.
– Без льда? – удивился бармен.
– Yes! – сказал я.
Потом подумал и добавил: «No!»
– ОК! – понимающе кивнул бармен.
После трех глотков мысли потекли в привычном воспоминательном направлении.

– Хочу в Ригу, – сказал я другу физику за месяц до вылета. – Там сосны, старина, вкусно и дешево.
– Хоти дальше! – посоветовал ДФ.
– Но сейчас там дожди, с сосен капает, пиво не радует. В Ригу надо летом.
– Правильно! – сказал ДФ. – Про летнюю Ригу даже опера написана. «Рига-лето» называется.
– Тогда я заменю Ригу на Хельсинки и Таллин.
– Потому что там с сосен не капает?
– Ага. А еще я хочу в Париж. Ты был в Париже?
– Нет и не хочу.
– Как так? Ты ведь читал «Трех мушкетеров», «Собор Парижской богоматери», неужели тебе не интересно увидеть места, где все это происходило?
– У меня отличное воображение, и я не хочу огорчаться, что увиденное будет хуже, чем я думал.

А еще я хотел в Питер и в Москву. Я много куда хотел.

Самолет Миннеаполис–Париж был полон. Все, кроме меня, смотрели кинофильмы на экранах, вмонтированных в спинки кресел. Мой экран не работал.
– Может тогда в любви повезет, – я решил не огорчаться и попытался уснуть.
Collapse )

Ноябрь в Европе – 2015 (Часть 2)



Комната оказалась уютно-средних размеров с темными балками на потолке и с абсолютно безвкусным ковром на полу. Два огромных окна были стыдливо прикрыты шторами, скрывавшими вид на оцинкованные крыши каких-то сараев. Стол, пришедший из времен взятия Бастилии, скрипел от одного моего взгляда. Сначала было тихо, но потом на кухне взревела стирально-сушильная машина.
– Чертов мальчонка, – проворчал я и стал нажимать все кнопки на панели управления. Машина как-то странно скрипнула и замолкла. Тут же зазвонили колокола собора.

– А хлеб-то мы не купили! – злорадно хихикнул внутренний голос.
– Будем худеть, – сказал я и стал расставлять на столе коробочки из итальянской кулинарии и открывать белое вино с таинственным названием Cantina Zaсcagnini.
Еда оказалась очень знакомой и напомнила мне Сицилию. Там, в одном городке я заблудился и спросил прохожего, как мне отсюда выбраться.
– Езжайте за мной, – сказал прохожий и побежал по улицам, показывая дорогу.
– Хорошие люди живут в Сицилии, – ностальгически вздохнул я после пятой коробочки.
– Все равно за хлебом иди! – проворчал внутренний голос. – И за пирожными!

Вход во дворик моего дома – это красная бронированная дверь с магнитным замком. Ориентир – справа витрина с ботинками. После стакана Cantina Zaсcagnini это стало важно.
– После ботинок – направо, – сказал я внутреннему голосу. – Запомнил?
– Хемингуэй был умный, – вздохнул он в ответ. – Его дом был около маяка, к нему легко было найти дорогу даже после двух бутылок.

Collapse )