October 7th, 2015

«Надо подумать» и др.

Однажды в МФТИ на семинаре по физике преподаватель сказал, что девиз всех физтехов: «Надо подумать».
– Подумайте над этим, – заключил он.
– А чё там думать-то! – хором сказали мы. – Тут всего два слова, даже записывать не надо.
Но на всякий случай мы это запомнили.

– Надо подумать, – сказал я экзаменатору, попросившему написать формулу лапласиана в сферических координатах.
Подумать мне надо было обязательно. Я никак не мог вспомнить, в какой шпаргалке записана эта формула.

– Надо подумать, – солидно сказал я друзьям, спросившим, когда я собираюсь жениться.
О сделанном предложении и полученном согласии я промолчал. Ведь подумать никогда не поздно.
Моя невеста тоже любила подумать. В ЗАГС никто из нас не пришел.

– Надо подумать, – сказал я, когда мне предложили остаться в аспирантуре.
– Ты чем-то недоволен? – удивился завлаб.
– Я думаю, где я сегодня напьюсь от такой радости, – объяснил я ему.

Шло время, я рос в ширь и в глубь, местами умнел, лексикон расширялся. К «надо подумать» добавились «будем наблюдать» и «надо попробовать». Второе облегчало жизнь, а третье мешало этой жизнью радоваться. Умные книжки и родители вбили мне в голову, что начатое надо доводить до какого-либо логического конца.
– Твой логический конец – это чушь. Надо ставить конкретные цели, – учили меня друзья. – Ты альпинист и должен понимать, что такое вершина. Увидел ее и ползи наверх, пока суставы на заскрипят.
– А потом?
– Потом новая вершина. Повыше и покруче.
– Это для тех, кто умеет только лазить по горам, – сопротивлялся я. – А пятая вершина может стать логическим концом, когда ты понимаешь, что пора заняться вышиванием крестиком.
– Но так ты никогда не покоришь Эверест.
– Эверест это переживет.

Да, у каждого своя дорога. Кто-то всю жизнь ползет по склону Фудзиямы, кто-то задумчиво сидит на заборе, кто-то строит домики из песка, а кто-то скачет одновременно во все стороны. Истины нет, как нет покоя и счастья в этом мире. Покой для покойников, счастье для дураков, неведающих, что будет через час.

– Не жалеешь, что бросил? – спросил внутренний голос, когда я перебирал старые тетради моих увлечений.
– Жалею, что мало. В ящике стола еще много пустого места.
– Ну-ну! – умно и философски сказал внутренний голос. – Будем наблюдать!