July 2nd, 2015

Смородина

Радуется сердце юного садовода!
А его разум не может понять, почему такое выросло. Не виноват садовод, оно само выросло!

Часы внутри нас

Эпигенетика - жестокая наука.
Геном в половых клетках у нас не меняется, разве что появляются мутации от радиации, волшебницы химии или очень редко сами по себе.

Но вот хромосомы в других клетках страдают от нашей еды, погоды на улице и от того, как нас обижают или хвалят. Одни гены блокируются, другие переходят в рабочее состояние.

И еще внутри нас есть безжалостные часы. Сдвинется стрелка и пойдет команда – включить механизм старения или неистовой любви. Позднее об этом расскажет мой друг генетик – я буду только критиковать и задавать едкие вопросы.

Теоретическое введение написано, чтобы понять изменения в моем организме. Что я съел такого, что разлюбил золотистые пляжи, бирюзовое море, шелест пальмовых листьев, «маргариту» в бокале и душные южные вечера?

Какие гены заблокированы, что мне перестали нравится почти все вина, шоколадные батончики, пустые разговоры и упертые люди?

Какая же была окружающая среда, что разблокировались гены, позволяющие обожать дурацкую болтовню с любимыми и придумывание новых смешных слова? Что нового у меня в клетках, если я перестал страдать от одиночества, полюбил смотреть в окно на падающий снег и стал тянуться к людям, способным выслушать и понять?

Какие появились ферменты, заставившие думать только о севере, если вдруг нарисовались свободные дни?

Низкое небо, тучи, готовые вылиться дождем, темные ели, серые некрашеные доски, брусника на высохших болотах, рыжие опята на сгнивших пнях, испуганные глаза оленя, случайно вышедшего на поляну, где трещат в костре сухие сучья. И обязательно гладкие камни, омываемые холодной речной водой.

Если все такое рядом, то я отдыхаю. Вот так сработала эпигенетика, и с этим ничего нельзя поделать.

А как же Париж, Италия, Питер? Так это же просто восторг, адреналин, жажда узнать, почувствовать, прикоснуться. Но восторг – не отдых. Как не отдых встреча с любимой после долгой разлуки и стакан холодной воды в жаркий полдень. Отдых не когда бешено стучит сердце, а когда можно закрыть глаза, вдохнуть прохладный воздух и сказать: «Да гори все синим пламенем, жизнь прекрасна, и хоть нельзя остановить это мгновение, но его можно немножко продлить и запомнить».

Это я к тому, что завтра уезжаю на север. Север не очень дальний, вернусь через пару дней. Но там, куда мы едем, есть место, где можно лечь под соснами, послушать шум леса и забыть про все проблемы. Ну а если зарядят дожди, то можно лежать в палатке, не обращая внимания на стук капель по натянутой ткани, и думать о чем-нибудь глупом и приятном.
Ведь мы научились жарить мясо в любую погоду. А все остальное лежит в непромокаемых холодильниках.