June 20th, 2015

Заметки на память

Глотаю книги и статьи по генетике. Сознание сопротивляется. Привык к точным законам физики или, по крайней мере, к базам данным с миллионами записей. А тут: «исследования в группе 15 гомозиготных близнецов показали корреляцию...»


Владимир Эфроимсон написал, что наши этические нормы – результат эволюции. Племя вымрет, если будет плохо относиться к детям, старикам...


Автора любой статьи о безопасности ГМО сразу причисляют к иностранным агентам, получающим зарплаты в компании Монсанто.


Я видел старый школьный учебник по биологии, где было написано, что пшеница при определенных условиях может переродиться в рожь. И это подтверждение основных принципов диалектического материализма.


Шутка генетиков: Ламарк отчасти прав, у разбогатевшего родителя (приобретенный признак) рождаются богатые дети.


Из Большой Советской Энциклопедии разных лет:
«Теория менделизма-морганизма, по сути, всегда находилась в явном противоречии с запросами и требованиями как селекционно-семеноводческой практики, так и племенного дела в животноводстве...»

В следующем издании: «Решающий вклад в обоснование хромосомной теории наследственности был внесён работами американского генетика Т. Х. Моргана.»


У темноглазых родителей может родиться голубоглазый ребенок. Факт тривиальный, но меня поразило, что сейчас это проходят в школе. Мы такого не учили. Чувствую себя ровесником мамонтов.


Девиз И. В. Мичурина : “Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача” вполне подходит для компании Монсанто.


Лучшая прочитанная книга по генетике – это американский учебник для университетов. Его можно даже не читать. Достаточно смотреть картинки.

Мучает вопрос – а зачем мне все это надо? Какие гены заставили меня погрузиться в эту науку? Успокаиваю себя тем, что мозг должен работать, а не только думать о вечном.

Гениальность

Красные цифры будильника показывали два часа ночи.
Я закрыл планшет, положил голову на подушку и стал думать.
В прочитанной книге Эфроимсона «Предпосылки гениальности» четко объяснялось, каким должен быть человек, чтобы рассчитывать на признание его гением.
Такие мелочи, как талант, трудолюбие и увлеченность, меня не затронули. Этого добра было много у всех моих знакомых, но гениями я мог бы назвать трех или четырех. Гениальное управление автомобилем, гениальное умение варить борщ, гениальное умение рассказывать истории...
– Это хорошо, но на гениев с большой буквы не тянет, – сказал внутренний голос. – А вот второго Ньютона или Пушкина у тебя среди знакомых нет.

Перед глазами пробежали прочитанные страницы. Почти половина гениев всех времен страдали подагрой. При такой болезни выделяется избыток мочевой кислоты, стимулирующей мозг не хуже кофеина. В список счастливчиков входили: Македонский, Микеланлжело, Колумб, Петр Первый, Борис Годунов, Галилей, Бэкон, Мартин Лютер, Рембрандт, Рубенс, Монтень, Ньютон, Гете, Шопенгауэр, Бенжамин Франклин, Пушкин, Бисмарк, Бернс, Кант, Бетховен, Дарвин, Ренуар, Мопассан, Тургенев, Блок. Список был огромным.

Высокий лоб тоже способствовал гениальности. В эту группу попали почти все классики марксизма-ленинизма, основоположники генетики и другие.

Хорошо еще быть длинным, худым, с широкими ладонями. Тут повезло Линкольну, Андерсену, Кюхельбекеру и Чуковскому.

Остальные гении страдали различными психическими отклонениями. Некоторым повезло так, что кроме подобных отклонений у них была еще и подагра.
Я снова открыл планшет и нашел статью, где было написано: «Масштабное генетическое исследование показало, что варианты генов, связанных с гениальностью и креативностью, во многом совпадают с теми версиями аналогичных фрагментов ДНК, которые связываются с повышенной подверженностью шизофрении и маниакально-депрессивному психозу».

– Живут же люди, – вздохнул я и стал припоминать, нет ли у меня психических отклонений.
– Ты не можешь запомнить, где оставил машину на парковке, – подсказал внутренний голос.
– Могу, – возразил я. – Я все запоминаю, только путаю – это было сегодня или три дня назад.
– Ты не любишь, когда тебе смотрят в затылок, – продолжил внутренний голос.
– А кто это любит? – вздохнул я.
– Ну и зря! – сказал внутренний голос. – Сейчас ты гораздо симпатичнее сзади, чем спереди. Да, кстати, ты любишь кока-колу и жареную картошку с морковкой и луком

Это были мелочи, не тянувшие на гениальность. Видений и неотвязчивых мыслей у меня не было. Депрессиями и сексуальной озабоченностью тоже не страдал. Тогда я пощупал лоб. Если считать поредевшие волосы, то лоб можно было назвать высоким, но не таким, как у известных гениев. Длинным и худым я не был. Карликом, страдающим от комплексов, тоже.
– Может подагра? – с надеждой подумал я и перечитал страницу, где описывались симптомы приступа. Обычно, все начиналось с боли в большом пальце ноги.
И тут...
Вот оно! Палец на правой ноге начал болеть. Я пошевелил им – боль не прошла. Массаж не помог – палец болел все сильнее.
– Так, – сказал я внутреннему голосу. – Что будем делать?

Вариантов было два: открыть рабочий ноутбук, чтобы дописать программу для самообучающегося робота или включить большой компьютер и написать рассказ про любовь, которую трудно распознать.
– Лучше спи! – посоветовал внутренний голос. – Тебе завтра траву стричь и дом пылесосить. Утром все сделаешь.

На том мы и порешили.

Утро началось в десять часов. За окном светило солнце, палец не болел, я четко вспомнил, где вчера запарковал машину. Вздохнув, я оделся и поехал на заправку за бензином для газонокосилки.