February 1st, 2015

Отрывки

Науки
Есть науки, описывающие «что было». Есть науки, отвечающие на вопрос «что будет, если...»
– Что будет, если столкнутся два протона?
– Что будет, если в апрельское полнолуние выпить водки с хреном?
И только литература отвечает на вопрос, что было бы, если...
– Что бы написал Пушкин, если бы его на денек перенесли в современный мир?

Через миллион лет
– Петя, о чем ты мечтаешь?
– Об умной машине. Нажмешь кнопку – уроки сделаны.
– Вовочка, а о чем мечтаешь ты?
– О машине, которая будет нажимать копку на Петиной машине.
(Школьный анекдот)
...
Редкий фантаст долетит на машине времени до «через миллион лет». Уэлсса лучше не читать. Он – пессимист! Ученых нельзя читать перед сном: когда-нибудь материки схлопнутся, сутки станут длиннее, Земля разогреется, Луна разорвется, океаны испарятся, погибнет все живое, кроме тараканов, которые тоже погибнут...
А как же люди, прогресс, смысл эволюции?
Нам много не надо. Ни кнопок, ни машин. Наши только несколько кубических сантиметров мозга. Остальное – чужое, его могут отнять разбойники, пожары, вирусы. Это «наше» можно преобразовать в некую субстанцию, наделить ее дополнительными органами чувств, на всякий случай хранить копии, питать энергией из волновых генераторов или пользоваться энергией космоса. Такие субстанции обойдутся без Земли. Мы станем гражданами Галактики. Места хватит всем.
Даже время будет у нас течь по-другому: «тысяча лет как день вчерашний, когда он прошёл, и как стража в ночи».

Наивность
Как наивны наши мечты о контакте с цивилизацией, опередившей нас на миллионы лет!
Хотя... «Будущее всегда выглядит иначе, нежели мы способны его себе вообразить» - Станислав Лем.

Лужи и речка
Мы все сосуды, наполняющие сами себя. Ленивые довольствуются ближайшей лужей, а кто-то ищет и находит глубокую чистую речку.

Свобода творчества
В компании Гугла была такая практика: день в неделю сотрудники могли работать над своими собственными проектами. Сейчас это отменили. Не учили Брин и Пэйдж историю, не знали они, что творческие люди в условиях полной свободы занимаются всякими глупостями.

2015-02-01-01

Вера в компьютеры

2015-02-01-02

А ведь я помню коды на перфокартах!
Не все, конечно, но латинский алфавит и цифры сидят в голове, занимают место, мешают запомнить двухклавишные команды Фотошопа.
Какой умный вид был у программистов, когда они перебирали стопки перфокарт, просматривая их на свет! Одна карта — одна строка в программе. По вертикали пробиты символы в двоичном коде. Всего в строке могло быть 80 символов. Если строка длинная – надо разбивать на две. Латинский алфавит программисты знали лучше английских школьников. Подсчет числа знаков в строке выполнялся за секунду.

Программистов уважали, но не любили. В лаборатории они появлялись только к обеду, пили чай, просматривали распечатки и исчезали. «Машинное время!» – говорили они.
Машинное время было святое. Час в день на БЭСМ-6 с быстродействием миллион операций в секунду. Казалось, что за это время можно решить все проблемы математики, физики и личной жизни. Что было, есть и будет.

– Какие номера «Спортлото» выиграют в следующем тираже?
– Какой объем займет клубок полимера?
– Как затухнет электрический импульс в этой цепи?
– Какой коэффициент диффузии молекул воды в роговице глаза?
– Сколько молекул воды прицепит этот белок?
– Как поведет себя спиновая система после трех радиоимпульсов?
– Так мне жениться или пойти сегодня на танцы?

Вера в компьютеры, которые тогда называли таинственными буквами ЭВМ, была безгранична. Физик, умеющий программировать, был авторитетом.

– А почему у тебя кривая идет вверх?
– Компьютер так посчитал.
– А в эксперименте кривая идет вниз!
– Пробирки получше мойте!

На это дискуссия заканчивалась. Пробирки мыли с серной кислотой, и кривая шла так, как надо. Если вдруг кривая упиралась и не хотела идти вверх, то сразу начинали спорить о том, кому сейчас бежать в магазин за банкой болгарского лечо, а кому разводить спирт, чтобы отметить открытие.
Collapse )