January 13th, 2015

Фильм «Левиафан»

Один из немногих фильмов, которые я посмотрел до конца и без прокрутки. Я даже возвращался несколько раз, пересмотреть некоторые эпизоды. Давно такого не было.
Критику не читал, но могу представить, что его будут ругать за «антирусскость», за неуважение к православной церкви, за мат, депрессию, за отсутствие света в конце туннеля. И еще напишут, что это было сделано для иностранцев, чтобы представить Россию в виде монстра и чтобы не было ностальгии у эмигрантов.
Там предают, врут, глумятся, подставляют, стелются перед властью, чтобы сохранить дома, деньги и мелкие, но все же привилегии. В вертикали власти главное – иметь своих людей внизу и быть полезным тем, кто наверху.

Чернуха? Назад в 90-е? Нет, глубже. Да и нет там чернухи! Там обычная жизнь, которую все мы видели. Видели мы пьянство, нехитрые пикники на берегу озера, секс с чужой женой в гостинице, начальников-самодуров, мастеров с золотыми руками, подростков у вечернего костра, клятвы в дружбе, продажных судей и страшного Левиафана в виде кортежа дорогих машин.

Это фильм для России, а не для жителей благополучных стран. Итальянцы пожмут плечами и напомнят пару историй из жизни Сицилии. Американцы вспомнят Чикаго 20-х годов и историю Марвина Химейера, который летом 2004 года начал войну против властей своего городка на бронированном бульдозере. У нас было покруче, скажут они.

У меня, наверное, как и многих других зрителей будет вопрос: а что делать с такими мэрами? У него все схвачено, грехи заранее отпущены, моральных препон нет. Есть цель, которая оправдывает все средства. Такие проблемы не будут волновать итальянцев и других. У них своя головная боль.
Проблему мэра маленького городка на севере можно решить двумя путями: страх или открытый публичный контроль за каждым его шагом. Что лучше сейчас? И как это сделать?
Вот эти вопросы и задает «Левиафан». Решения в фильме нет. Это задача для тех, кто посмотрел фильм.

Фильм смотрится на одном дыхании. Без разрядки, без сцен, где можно улыбнуться. Я переводил дыхание только при виде картин русского севера. Даже не верилось, что среди такого спокойствия может родиться нечто плохое.

2015-01-13-01