January 6th, 2015

Без нефти?

2012-02-04-07


Я недавно писал про компанию Локхид Мартин, обещавшую через несколько лет построить компактный и мощный термоядерный реактор.

У меня сомнения. Слишком много проблем, которые надо решить для успеха такого проекта. Сомнения и у физиков всего мира. «Абсолютно невозможно!» – сказал замдиректора ИЯФ из Новосибирского академгородка о проекте Локхида.

Почему? Термоядерная реакция — это процесс синтеза ядер из более легких, например, ядер тяжелого водорода – дейтерия, который легко получить из обычной воды. В результате, например, получаются ядра гелия. Чтобы зажечь такую реакцию, нужна огромная температура. В водородных бомбах такая температура создается взрывом «атомной бомбы», которая находится внутри водородной.

В термоядерном реакторе высокая температура создается высокочастотными полями (как в микроволновке) или с помощью лазеров. Потом реакция идет уже сама в узком раскаленном шнуре плазмы, который надо изолировать от стенок, чтобы плазма не остыла.

И вот тут начинаются проблемы. Для удержания шнура посредине рабочей камеры используют мощные магнитные поля. Установка обрастает огромными магнитами, насосами, мощными силовыми кабелями... Самый современный реактор сейчас строится во Франции (проект ITER) с помощью Японии, Китая, России, США, Индии, Казахстана, Южной Кореи... Один из руководителей проекта – академик Евгений Велихов.

Французский, вернее международный реактор будет опробован в 2027 году. Масштабы проекта впечатляют. Только котлован для реактора в полтора раза больше футбольного поля с глубиной 17 метров!

И что в результате? Франция будет обеспечена электричеством? Нет! Это экспериментальный реактор, тепло будет рассеиваться в окружающей среде.

Таких экспериментальных ректоров в мире много. Есть они в России, США, Китае, Европе, Казахстане, Японии... Все это для опробования аппаратуры, физических идей. О промышленном использовании говорят мало, откладывают на десятилетия.

В Новосибирском академгородке обещают сделать макет промышленного реактора лет через пять. Но это будет огромная установка. Использование тепла пока не планируется – это дело инженеров, а не физиков, говорят в ИЯФ.

И тут – Локхид! Через несколько лет готовый миниатюрный промышленный реактор размером 1х2 метра. Фантастика? Нет, говорят они. Маленький реактор — маленькие проблемы. Я не буду обсуждать технические детали установки Локхида. Это сложно, да и не все они рассказывают.

Давайте лучше представим, как изменится мир, если все получится. Сотни тысяч компактных мощных реакторов. Вряд ли Локхид будет держать все в секрете. Скорее всего, патенты будут рано или поздно открыты. Вот сейчас открыты патенты электромобиля «Тесла», водородного автомобиля компании «Тойота». Бери и делай! Эти компании пошли на это, чтобы другие фирмы тоже начали участвовать в создании сети заправок: смена аккумуляторов для электромобилей и водород для машин «Тойота». В случае Локхида необходимо развернуть массовое производство «горючего» для реакторов. Иначе электроэнергия будет слишком дорогая.

Так где они будут использоваться? Сначала, конечно, военные корабли, океанские лайнеры, подводные лодки, тяжелые самолеты. Самолет с таким реактором может спокойно летать вокруг земного шара без дозаправки. Радиации почти нет: поток нейтронов из реактора легко экранируется. Это не всепроникающая радиация урана в атомных силовых установках. Риск взрыва почти отсутствует: в случае поломки термоядерный реактор быстро остывает и превращается в почти безопасную груду железа. Немного наведенной радиации от узлов реактора под действием нейтронов, но она не так опасна, как взрыв горючего в крыльях самолета.

Что еще? Электричество для городов, заводов, шахт, электропоездов, заправок электромобилей. Мы перестанем сжигать нефть. Воздух станет чище, небо голубее. Чтобы обеспечить Москву электричеством, достаточно будет заставить такими реакторами площадку размером с футбольное поле.
Потребление нефти заметно уменьшится. Но не исчезнет. Что делать с малыми судами, отдельно стоящими домами, небольшими самолетами, маяками? Там останутся обычные двигатели и генераторы. Какая доля мировой добычи нефти для этих целей? Не знаю. Думаю, процентов десять-двадцать.

Еще около 10% нефти будет использоваться для нужд химического производства. Волокна, пластик, смазки, спирты, гербициды, косметика, асфальт, битум, искусственный каучук... Тут без нефти пока не обойтись.

Итак, останется нужда в 25% процентах добываемой сейчас нефти.

Это плохо для нефтедобывающих стран? Да, если ничего не предпринимать. Но если продавать не сырую нефть, а продукты ее переработки, то проблемы решаются. Ведь стоимость этих продуктов в сотни раз выше, чем стоимость сырой нефти.

Но это так, к слову. Это, конечно, всем понятно.

П.С. Прошу прощения, что использовал некоторые физимческие термины. Спасибо всем, кто дочитал до конца.

П.П.С. Я не писал по использование солнечной энергии, энергии ветра и т.п. Это еще уменьшит потребление нефти. Так что "черного золота" нам хватит надолго!
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.