September 24th, 2014

Шило пассионария

2014-09-24-01

Вы не задумывались о жизни Александра Македонского? Его считают величайшим полководцем всех времен и народов. С несколькими десятками тысяч воинов он покорил Персию, начал покорять Индию.

Гений? Ага, только вот жаль Аристотеля, учителя Александра, который не сумел его научить вовремя вытаскивать шило из попы. Чего Македонский хотел добиться? Создать новую тысячелетнюю империю? Маловато у него для этого было ресурсов. Хорошо пограбить? А как награбленное везти обратно в Грецию? Странный кровавый поход...

Лев Гумилев все объяснил пассионарностью. Это когда шило так глубоко в организме, что мозги отключатся и хочется идти вперед. А там будет видно! Много крови? Так это времена такие. Были, есть и будут. Пассионарные времена!

Я не буду критиковать Гумилева, который придумал, как пассионарностью вождей объяснить развитие народов. Критиков и без меня хватает. Да и учили меня, что экономика не последнее место занимает в истории этих самых народов.

Чингизхан с его империей от Тихого океана до Каспийского моря. Наполеон и Гитлер с их странными решениями воевать с Россией. Это тоже пассионаризм, когда эмоции и желание идти вперед перевешивают рассудок.

Ладно, это о вождях. Но и простые люди, ведущие размеренный образ жизни, вдруг становятся пассионариями. Пусть на месяц, на день, на миг. Вот в какое место укололо пассионарное шило Рембрандта, когда он решил написать свой «Ночной дозор»? Жил художник в шикарной многоэтажной квартире в центре Амстердама. Был богат, известен, имел много заказов. И вдруг... Получил он деньги от роты мушкетеров капитана Кока для написания группового «портрета». Чего от него ожидали? Красавцы-герои должны были стоять в рядок с загадочно-мужественными лицами. А вместо этого по улице мирного города идет толпа пьяных гопников с барабаном и палит из мушкетов во все стороны. Единственным разумным существом на картине является собачонка, которая совершенно справедливо облаивает барабанщика.

Знал ли Рембрандт, что это его последний заказ? Безусловно! Но злость на напыщенных бездельников, никогда не видевших настоящих противников, воткнула шило, и художник написал гениальную картину, после которой он стал бедным и нелюбимым.

Темные силы управляют нами. Вот мы думаем, думаем, а потом вдруг подует ветер, сверкнет солнечный луч, каркнет ворона, и мы, забывая аристотелевскую логику, сжигаем роман, который писали много месяцев, любовно выводя строчки с красивыми переливами слов. Потом хватаемся за голову, но уже поздно. Герои романа потускнели, давно сказали все, что могли, их мысли теперь кажутся тривиальными. Да и время теперь другое, требующее других героев, других мыслей. И не будет написан новый роман, ведь мы знаем, что и его ждет та же судьба. Пассионарное шило, кольнув раз, никуда не девается. Оно всегда наготове.

И это тоже пассионарность? Уже не спросишь об этом у Льва Николаевича Гумилева. Он писал все больше про вождей и одержимых изобретателей. А как быть с разрушителями? Они ведь тоже вносят свой вклад в историю. Кто-то строит башни, а кто-то их ломает. И не факт, что на месте сломанного будет построено что-то более красивое и надежное. Чаще всего среди разбросанных камней вырастает трава, которая закроет от посторонних глаз остатки труда архитектора и строителей.
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.