June 8th, 2014

Лирическое о домашней работе

2014-04-26-04
Иллюстрация к предыдущей записи. Это самец трупиала, бандит в птичьем мире, эксплуататор женской любви. Морда наглая такая!


Много лет он боролся с черными гусеницами. Они каждый июнь появлялись неизвестно откуда и начинали грызть длинные зеленые иголки сосен. И только в это году, когда сосновый куст начал загораживать дорогу, на которую каждый день приходилось выезжать на работу, он понял, что скучает по этим гусеницам, ждет, когда они примутся за работу, которую он сам должен был делать, но откладывал на потом уже несколько недель.

Он стоял около гаража и не понимал, почему много лет назад ему захотелось посадить около дорожки эти кусты. В книгах говорилось, что они вырастают высотой шесть метров, а в ширину достигают четырех. Но тогда не верилось, что из маленьких прутиков вымахают такие чудовища, и машина на пути к гаражу должна будет продираться сквозь ветки, царапающие стекла, двери, стучащие и шелестящие по крыше.

Он помнил, сколько сил и времени потребовалось, чтобы сделать из тяжелых бетонных блоков дорожку вдоль стены гаража. Раньше там зрели помидоры, но страсть к огородничеству быстро угасла, и вместо светло-зеленых, горько пахнущих кустов там стала расти высокая трава. Серый цемент блоков должен был заглушить память о вкусных мясистых плодах, но так получилось, что никто и никогда не ходил по новой дорожке. Все хотели простор в движении, а дорожка была слишком близко к стене, взгляд идущего упирался в длинные желтые доски сайдинга, а хотелось видеть зелень кустов, кроны кленов и траву, которая пружинила под ногами, приминалась, но потом быстро выпрямлялась, словно не хотела хранить в памяти чужие следы.

Он смотрел на зеленую ветку, выросшую из пня клена, разломанного ураганом в прошлом году, вспоминая, как дедушка из ствола спиленного тополя сделал столбы для забора, и как каждую весну эти столбы начинали зеленеть, покрываясь побегами с яркими, клейкими листочками. Бабушка ругалась, говорила что-то про керосин, но они с дедушкой сидели на лавочке около колодца, смотрели на забор и радовались, что их тополь еще жив после своей смерти.

Закрылся магазин, где продавались саженцы кустов, деревьев, рассада цветов и диковинных трав. Раньше он бы огорчился, но сейчас больше думал о магазине, где продавались электропилы, триммеры и огромные ножницы, способные перекусить ветки толщиной с руку атлета, накаченного стероидами.

На ветках огромного старого клена любили собираться птицы и громко обсуждать свои сложные отношения с белками, которые носились по деревьям в поисках гнезд. Каждое лето на этом клене созревали семена. Они разлетались по всему городку, раздражая любителей чистых дорожек и балконов. Попадая на газоны, семена давали всходы, и если бы газоны не стригли, то поселок превратился бы в кленовую рощу.

Подружиться