?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




От Риги мне отвертеться не удалось. Самый удобный билет до Хельсинки был предложен компанией Air Baltic, а ее самолеты летали только через Ригу. На пересадку полчаса, включая паспортный контроль в Шенгенскую зону.
– Это будет проблемой Air Baltic, если что, – подумал я. – День в Риге будет за их счет.

Путешествие началось в Шереметьево, удачно продолжилось в самолете и в Риге, несмотря на опоздание в пятнадцать минут, я был спокоен и весел.
– Кто на Хельсинки? – кричал мужчина в форме работника рижского аэропорта.
Несколько человек подняли руки.
– Быстро за мной!
Мы побежали. Перед глазами мелькали виды Риги и предложения куда-то вложить деньги.
Увидев бегущую толпу, пограничники дружно подняли руки с печатями, чтобы задержка была минимальной. Наверное, мы пробежали и контроль безопасности, но не заметили. Выбежав на летное поле, мы увидели, как дождь мыл маленький винтовой самолетик.
– Шнеллер, шнеллер, – крикул кто-то, мы прыгнули в самолет, плюхнулись в кресла, самолетик затрясся и тут же взлетел.
– Ой, – сказал сзади женский голос. – Мы уже падаем или еще летим?
– Я же говорил, что тут трезвым летать нельзя, – успокоил спутницу мужской голос.
– Еды не будет, – сказала стюардесса. – Только закуска и выпивка.
– Я же говорил, что все будет хорошо, – продолжил мужской голос.

Таксист оказался финским парнем абсолютно черного цвета в такой же черной куртке. Он посмотрел на бумажку с адресом, кивнул и полностью слился с окружающей ночью. Мы бесшумно неслись сквозь дождь и туман по абсолютно гладкому шоссе.
– Вот бы в Америку такие дороги, – попытался я начать разговор.
На этом разговор закончился.

Утром из окна номера я увидел залив, несколько автомагистралей и безумно-зеленый газон. На первом этаже я увидел кресла, множество плюшевых Мумми-Троллей и вход в ресторан. После второго захода к раздаче я увидел блины и красную рыбу.
– Тот, кто любит блины, не опасен и, вообще, замечательный, – вспомнил я одно из правил Мумми-Троллей.
Блины я обожал, в своей замечательности не сомневался, но места для блинов уже не было. Как несправедливо устроен мир!

Чтобы понять Хельсинки, надо пересечь его с запада на восток. От берега до берега. А потом с востока на запад. На этой уйдет целый день, если не заходить в магазины и подкрепляться не более, чем в двух ресторанах. На западе надо плеваться от современной архитектуры, напоминающей американскую, потом выйти на главную площадь (Наринккатори), поругать все, что на ней находится и зайти в Часовню Тишины. Это нечто эллиптическое и темно-оранжевое. В часовне надо сесть на стул, слушать, как бьется твое сердце, и смотреть на пламя свечи на фоне светлых стен из еловых досочек. Минут через пять ты поймешь, что жизнь прожил неправильно, взял больше, чем отдал, любил мало и как-то урывками. После этого надо быстро уйти, иначе, тебе захочется или напиться, или постричься в монахи.

После памятника Маннергейму начинается нормальный город, похожий на Питер. Солидные жилые дома, провода на фоне серого неба, скверики и никаких дорогих магазинов с туристами. Русская душа сразу начинает отдыхать и вспоминать золотые времена Российской Империи. Памятник Александру Второму греет сердце больше, чем памятник Маннергейму, а Успенский собор, стоящий на скале, вообще переносит тебя в давние времена, когда женщины носили длинные платья, а мужчины были галантными, говорили по-французски и ругали или хвалили либералов.

Короток финский ноябрьский день. Холоден северный дождь. А если ты еще увидишь в темноте непонятно откуда взявшееся кладбище с фонариками около каждой могилы, то мысли твои становятся грустными и возвышенными.

– До таллинского парома десять минут ходьбы, – пояснила девушка на ресепшене, ткнув пальцем в карту. – Налево, потом прямо, потом направо, а дальше все поймете.

Налево получилось быстро. Прямо не получилось совсем. Дорога уперлась в длинное здание, обойдя которое, в дождливом мраке ты полностью теряешь ориентацию, и «право» может незаметно перейти в «лево», несмотря на карты и знание географии. Особенно, если утром ты уже ходил тут направо и никаких паромов не видел.

Я верю, что существуют люди, живущие степенно, мудро и счастливо. Но большинство из нас умеет находить приключения там, где мудрые и степенные проходят мимо, не подозревая, что на гладком асфальте в гуще цивилизованной Европы, можно испытать нечеловеческие страсти.

Дождь усилился. На пустынных ночных улицах светили фонари, двери в аптеки и прочие двери были закрыты. Карта на телефоне показывала, что ты идешь в другую сторону, но впереди пахло морем, и ты решаешь, что идешь правильно.

Море появилось неожиданно, а телефон радостно подтвердил, что ты находишься прямо на борту парома. Черная вода качала две небольшие лодки и пустую бутылку от "Кока-колы". Дождь заливал телефон, через его серые от фонарей струи, можно было увидеть черноту и ужас.

– Ой! – говоришь ты черноте. – А люди в этом месте Финляндии еще живут? И почему они сломали паром?
Люди тут жили. Двое из них показались из-за угла.
– Паром? До Таллина? Это просто! Идите прямо с километр и придете прямо на корабль. А тут парома нет. Тут...
Люди не договорили и как-то странно исчезли.

И ты идешь прямо.
Впереди чернели силуэты разрушенных или недостроенных зданий. Дорога пошла в гору, потом исчезла, ты вдруг оказываешься среди груд кирпичей, бетономешалок и надписей, что сюда ходить нельзя.

И тут...
Фата моргана! Прямо за стеной разрушенного здания показался ослепительно-желтый хвост парохода. Он плыл в воздухе, и, казалось, что счастье уплывает с этим хвостом.
– Стой! – кричишь ты и бежишь вперед, перепрыгивая через лужи, связки арматуры и кучи чего-то странного.
Потом ты останавливаешься на краю обрыва, за которым тянутся темные силуэты развалин, овраги и мокрые кусты. Где-то вдалеке проносятся машины, в которых сухо и тепло. Там, где стоишь ты, мокро и холодно.

– А такси слабо было взять? - спрашиваешь ты свой внутренний голос.
– На риторические вопросы не отвечаю, – бурчит внутренний голос. – Теперь надо в обход оврагов.
– Я пойду налево, – говоришь ты. – Эта дорога идет вниз, я по ней быстренько.
– Тебе надо будет пересечь магистраль, – учит внутренний голос. – Ты там туннель будешь копать?

Ты вздыхаешь и идешь в гору, В ботинках и в карманах куртки хлюпает вода. Исчезли здания, фонарей стало меньше, тебе хочется выпить рюмку водки и съесть кусок горячей свиной колбасы.
– И чтобы чесноком пахла! – приходит восхитительная мысль.
Вдруг в темноте что-то забрезжило и превратилось в стоящий пустой трамвай. В нем горел свет, но на водительском месте никого не было. Представьте: ночь, дождь, чернота, безлюдье, паром вот-вот отойдет и пустой трамвай со светящимися окнами. Хичкок, где ты?

Ты мечешься у трамвая, видишь какое-то движение внутри, а это движение убегает от тебя. Потом вдруг открывается дверь, в которой стоит огромный и мрачный старик.
– Паром, ферри, was is das, тьфу, where is it? Короче, где ферри?
Старик машет рукой в темноту, откуда наползает туман и запах сырой рыбы.

Паром, высотой с небоскреб, показался минут через десять. От стоял у причала, но пути к нему не было. Вместо пути висела табличка, что Таллин направо. Ты идешь направо, доходишь до очереди машин, водители которых дружно посылают тебя налево. Ты идешь налево уже с закрытыми глазами и спящим мозгом. Потом ты заходишь в огромное казенное здание без буфета и ресторана, попадешь в отстойник с жесткими холодными креслами, затем толпа несет тебя по длинному стеклянному переходу, который вдруг заканчивается огромной комнатой с коврами, барной стойкой, уютными столиками и диванами. И все это оказывается частью парома, который два часа будет незаметно плыть по холодному проливу, в то время, когда ты пьешь коньяк, закусывая сухой колбасой, сухариками и жирными зелеными маслинами.

Recent Posts from This Journal

  • Улетаю

    Улетаю. Надолго. Может, до середины августа. Спасибо Интернету, что можно работать из любой точки земного шара. Вряд ли буду успевать писать…

  • Отрывки из рассказов

    Мечтать по-крупному утомительно. Такие мечты не дают спокойно пить пиво и болтать с женщинами. *** Он так долго сидел взаперти, что начал…

  • Путь вниз

    Кто поднимался на вершины знает, что там не так замечательно, как поют в песнях. Неуютно на маленькой площадке среди черных камней и снега. Мороз,…

Comments

( 7 comments — Leave a comment )
m_spi
Nov. 25th, 2015 04:48 am (UTC)
Спасибо, Володя.
olgakuksenko
Nov. 25th, 2015 02:26 pm (UTC)
Красота, какое приключение!
Скажи, сразу лет на 10 моложе становишься, да?
vladimir101
Nov. 25th, 2015 03:03 pm (UTC)
безусловно, если выживешь))
Katren
Nov. 25th, 2015 05:26 pm (UTC)
Супер! Правда,когда читала,жалко было тебя, и чего поперся? Но какие ощущения!Эмоции!Нарочно не придумаешь.
eylbyf
Nov. 26th, 2015 09:14 am (UTC)
Я вот тут ещё позавчера хотела спросить...про багаж...когда в карманах куртки хлюпает вода...
а что, зонтики брать в самолёт запрещено ?
Сколько стоит зонтик в Хельсинки, в Таллине, в Риге, в Питере...
купил зонт, пошёл себе по городу, забыл его к концу дня...следующим утром в другом городе купил с утра новый...или так нереально ?
на пароме, с карманами , полными воды, в мокрой обуви - почистить одежду, переодеться, высохнуть, сменить обувь - есть где ? есть чем ? или всё надо таскать, купить одноразовую сменку нереально ?
я себе представила , 4 дня подряд под дождём в непросушенной раскисшей обуви ((( какие там музеи...
Фото часовни ? Сверху, внутри ? Хоть с телефона, мы простим )
eylbyf
Nov. 27th, 2015 01:14 pm (UTC)
Верхнее фото - для меня это Львов, сразу мучительно вспоминаю, какая это улица во Львове - вот настолько похоже ))
Маруся
Nov. 28th, 2015 08:56 pm (UTC)
Поиски парома и пустой, но освещённый трамвай под дождём - экшен в чистом виде!
( 7 comments — Leave a comment )