?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry




Я отправился в гости к Бальзаку. К месту, где он писал романы, выпивал по 20 чашек кофе в день и скрывался от налоговой инспекции.

В метро меня поразили граффити в туннелях (откуда взялись?) и внезапный вопрос: «Не русский ли я?» от парочки, сидевшей напротив. Она была красива и сексуальна, а он работал в банке. Завязался оживленный разговор на тему, кто сколько платит за квартиру.

На одной из станций играл украинский оркестр народных инструментов. Играли красиво и громко, но парижан этим не испугаешь. Вообще, в Париже много людей, говорящих по-русски. Это облегчает жизнь и подготавливает к неминуемому возвращению на родину.

Дом Бальзака был скромным, но большим. Рядом развевался турецкий флаг, за которым открывался красивый вид на овраг. Бальзак гениально выбрал место для жилья – запутанная анфилада комнат, запасные выходы – все это помогало ему таинственно исчезать в момент появления налоговиков. Письменный стол писателя оказался крошечным, несолидным. Я не представляю, как там помещались «Утраченные иллюзии». Что-то не то в этом доме. Где атмосфера честолюбия и жажды жизни? Историческую правду нес в себе только красный цвет стен его кабинета. Если бы я на работе сидел в таком комнате, то, как и Бальзак, писал бы только о женщинах, а не занимался всякими глупостями.

От Бальзака путь лежал к музею Мармотан, к моему любимому Клоду Моне. Путь был неблизким и тернистым. Шел дождь, пришлось романтично натянуть капюшон. Ориентиром служила Эйфелева башня, которая все время должна была быть справа-сзади. Башни постоянно не было видно, я попал в какой-то парк, вынул планшет, чтобы сориентироваться, и тут же был атакован пожилой француженкой, спросившей меня дорогу до Мармотана. Я ей все объяснил и попробовал идти так, как рассказал. Опуская подробности, скажу, что музей я случайно нашел, но по дороге пришлось дважды как следует подкрепиться.

Приободренный вином и кофе я шагал по первому этажу музея в поисках картин Моне. Таких картин не было. Дважды обойдя все комнаты и трижды полюбовавшись портретом Наполеона, я спросил дорогу у флегматичного смотрителя, дремавшего в углу, но пресекавшего все попытки достать фотоаппарат. Смотритель ткнул пальцем в пол, и я радостно побежал по лестнице, пропустив этаж, где, как потом выяснилось, была замечательная коллекция.

Моне был в самом низу дома. В огромной, ярко освещенной комнате стоял диван, с которого открывался вид на водяные лилии. Их было бесчисленное количество. Яркие, хищные, совсем не такие, что я люблю фотографировать. Казалось, что они вот-вот выползут из картин, обовьют шею и утащат в омут, где даже русалки опасались плавать. К старости Моне стал терять зрение и его последние лилии – это не самое лучшее, что он создал в своей жизни. С дивана пришлось встать и отправиться любоваться другими его картинами, которые я люблю за неожиданный ракурс, за мягкий свет, за немыслимое умение передать чувство восторга пред увиденным.

Потом снова был дождь, мокрые листья в парках, парижанки под зонтиками, закрытый музей Делакруа и много-много красивых домов, которые и делают Париж одним из самых замечательных городов мира.

Конечно, надо было бы сбегать в Лувр, убедиться, что Мона Лиза еще на месте, заглянуть в Пале-Рояль, где жили гениальные кардиналы Ришелье и Мазарини, подняться на башню Сен-Жак, где похоронен великий алхимик Николя Фланель и где Паскаль испытывал свои барометры, но...
– Ты помнишь гениальные слова мужчины около музея да Орсе? – спросил внутренний голос.
– Да, – сказал я. – Он что-то про жопу говорил.
– Тебе завтра улетать, а холодильник забит вкусняшками.
– И еще бутылки на окне стоят, – добавил я.
– И какая на хрен Мона Лиза в такой день!

Вечер получился чудесно романтическим. В окно хлестал дождь, звонили колокола Сен Сюльписа, я пил вино, закусывая таблетками от изжоги, и читал Бродского. И еще я думал о завтрашнем дне, когда самолет перенесет меня во всегда любимый, но уже немножко чужой город Москва.

Tags:

Recent Posts from This Journal

  • Ноябрь

    Ноябрь – месяц, когда уют в доме становится важнее погоды на улице. Ноябрьское солнце смотрится неожиданным гостем. А на ясное небо смотришь с…

  • Проблема выбора

    Проблему выбора в бизнесе можно решить математически. Алгоритм простой: надо найти минимум отношения Риск/(Ожидаемая Прибыль). Риск определяется…

  • Писатели и роботы

    Представьте, что вам поручили написать компьютерную программу для игры в шахматы. Можно пойти по сложному пути: привлечь профессионального…

Comments

( 9 comments — Leave a comment )
panna_gr
Nov. 23rd, 2015 05:58 am (UTC)
Вино, Бродский и таблетки от изжоги - да вы, батенька, гурман))
olgakuksenko
Nov. 24th, 2015 08:17 pm (UTC)
Судя по всему, таблетки были ещё и от жадности)
Володя бывалый путешественник, а пытаются охватить необъятное только наивные и неоперившиеся.
Помню, я в свой первый приезд в Питер на радостях ухитрилась ВЕСЬ Эрмитаж осмотреть...
Главное в любимом Париже - получить удовольствие от пребывания и общения с городом)
А всё остальное - потом... Но как не гульнуть напоследок! Это святое.
m_spi
Nov. 23rd, 2015 06:38 am (UTC)
Спасибо, Володя.
natalenka7
Nov. 23rd, 2015 08:49 am (UTC)
И как парочка в метро определила, что ты русский?))
vladimir101
Nov. 23rd, 2015 11:55 am (UTC)
Это осталось загадкой... Может они так у всех спрашивали)
Katren
Nov. 23rd, 2015 05:19 pm (UTC)
А ты хотел бы жить в Париже?
(Anonymous)
Nov. 23rd, 2015 05:51 pm (UTC)
Месяц, доугой...
Маруся
Nov. 23rd, 2015 06:58 pm (UTC)
Чудесно-романтичные дни в Париже. Ровно такие, какие хотелось - здесь и сейчас. Самый пипс для правильного отпуска!
eylbyf
Nov. 24th, 2015 01:46 am (UTC)
Совсем не то шо в Киеве. Живые чёрные китайские поросята в навозе на третьем этаже Пинчук-арт-центра и разбитые части скульптур пейзажем у входа.
Не, на 4м есть нормальная выставка оружия, но она скрыта сеткой из рабицы.
)))
( 9 comments — Leave a comment )