?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Внутренний слух

Жить становится все сложнее.
Возьмешь камертон, стукнешь себя по голове, запоет нота-мысль, а резонанса нет. Ходишь ты дурак-дураком с камертоном, как с диогеновским фонарем, и слушаешь шипение хаоса и духовой оркестр, который избегает играть твою ноту. Ду-ду-ду-пропуск-ду-ду-ду.

Тогда ты берешь другой камертон с приятной низкой убаюкивающей нотой. Вот это другое дело! Откликается такая нота из каждого куста со всеми своими клонами-гармониками из десяти октав. Весело, хорошо, громко.

Встречаешь ты старого знакомого. Вроде все, как вчера, но это снаружи. А внутри у него половина струн демпферами прижата. И не получается старой, любимой вами обоими мелодии. Звучат новые песни с остатками нот. И как бы дух Гвидо д'Ареццо ни махал рукой – не звучат струны, убитые фетровыми подушечками.

Ты стоишь, напрягаешь свой немузыкальный слух, пытаясь понять, что осталось, какую мелодию можно сыграть вместе. Сложно это. Даже тем, кто кончил музыкальную школу.

Ты мечешься в бреду непонимания, начинаешь думать, что это у тебя в голове что-то не так, что это ты не воспринимаешь какие-то ноты. Включаешь динамики и слушаешь сонату Бетховена с «нечеловеческой» музыкой номер 23. Нет, вроде все на месте. Пам-па-рам... От «до» до «си» со всеми диезами и бемолями. Тональность фа-минор, как и раньше. И наивная, детская гордость, как писал классик, переполняет и действует на нервы. И не хочется «безжалостно бить по головам». Ставишь диагноз: уши в порядке, разрухи в голове пока нет.

Ставишь другой, совсем садистский эксперимент – вспоминаешь мелодию «стариной французской песенки», так ненавидимой в музыкальной школе. Та-ти-та-ти-та-та... Вроде тоже ничего – ненависть осталась, пальцы стали шевелиться, стараясь попасть в невидимые клавиши. Вдруг появляется желание это спеть, хотя понимаешь, что нельзя. Не надо издеваться над соседями.

– У тебя потрясающий внутренний слух, – говорила Ревекка Семеновна, моя учительница. – Пальцы твои фальшивят, про пение я вообще молчу, но я вижу, как ты страдаешь от этого.

Я заперся в ванной, включил душ и попробовал спеть «Подмосковные вечера». Страдание было невыносимым – значит, внутренний слух остался идеальным. Это вселяло оптимизм и надежду, что можно научиться быстро определять, какие струны сейчас заглушены, чтобы находить общий язык и искать мелодии, где можно обходиться нотами, приятными для всех собеседников.

А иначе останешься один и придется опять запираться в ванной, заставляя страдать внутренний слух.

Tags:

Recent Posts from This Journal

  • Улетаю

    Улетаю. Надолго. Может, до середины августа. Спасибо Интернету, что можно работать из любой точки земного шара. Вряд ли буду успевать писать…

  • Отрывки из рассказов

    Мечтать по-крупному утомительно. Такие мечты не дают спокойно пить пиво и болтать с женщинами. *** Он так долго сидел взаперти, что начал…

  • Путь вниз

    Кто поднимался на вершины знает, что там не так замечательно, как поют в песнях. Неуютно на маленькой площадке среди черных камней и снега. Мороз,…

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
(Anonymous)
Aug. 24th, 2015 09:48 am (UTC)
Великолепное эссе!

Э. И.
mitelalte1
Aug. 24th, 2015 10:48 am (UTC)
отлично.. ))
( 2 comments — Leave a comment )