?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Второе философское отступление
Романтика — мечтательное умонастроение, проникнутое идеализацией действительности (из сети).

Школьная романтика представлялась мне вечерней прогулкой по берегу реки с красивой девушкой. Такая романтика быстро прошла, когда приелся восторг первых прикосновений. Нужно было о чем-то разговаривать. Мечты еще не сформировались, книги мы читали разные, учителям перемыли кости в первые пятнадцать минут, и остаток прогулки приходилось слушать сплетни о подругах и их тайных вздыхателях. Если девушка была строгих правил, то на третьей встрече делать было совершенно нечего.

Через несколько лет встречи с девушками стали более интересными, но романтическими их можно было назвать с большой натяжкой. По радио крутили песни о романтике дальних дорог, туманов и бескрайних просторов. Это было уже чисто мужское: горы, бурные реки, тайга, мытье золота в уральских ручьях, установка палаток под проливным дождем, котелок рисовой каши с брусникой и обжаренной корейкой… Закопченные, обросшие, в штормовках и тяжелых ботинках мы выходили на привокзальные площади и жалели всех, кто не познал романтику дорог, туманов и далее по списку. Романтичными, на самом деле, были только возвращения. В реальности преобладали тяжелый труд, усталость, преодоление страха и желание быстрее вернуться, чтобы ощутить себя героем. И немного свысока смотреть на тех, кто это время сидел в библиотеках или оттягивался в пьяных компаниях.

Потом началась романтика работы. Ты уже совсем большой, все впереди, растет желание проявить себя. Идешь по коридору, по стенам которого змеятся тяжелые кабели, смотришь на зеленый луч осциллографа и радуешься, что научился задавать вопросы и получать ответы о тайнах микромира. Эти восторги быстро проходят, когда оказывается, что нужно ждать три часа, чтобы поставить точку на графике. Что не обойтись без долгого сидения в библиотеке, без выпаивания сгоревших микросхем в компьютере, без унизительного поиска денег для покупки редких изотопов. Работа осталась интересной, но «идеализация действительности» исчезла.

Пришла новая романтика (как без нее жить!) – новые страны, города, люди. Ты мочил ладони в четырех океанах, смотрел на зеленые холмы Тосканы, ругал дождь на холме Монмартра, грустил на поляне, где убили Лермонтова, любовался подушечкой, сшитой Михаилом Зощенко, чтобы удобнее работать, сидя в кровати. И еще вечерний ресторан, на столе горела свеча, а рядом улыбалась любимая женщина. Все это давало заряд, помогало пережить серые дни, когда на небе тяжелые тучи, а в окна стучит холодный дождь.

Такая романтика уже не требовала тяжелых рюкзаков, дрожи в коленках, когда ползешь по отвесной скале, или бессонных ночей в душных лабораторных комнатах. Комфортно и безопасно. Стертые ноги, боль в пояснице и несвежие овощи в ресторанах быстро забывались. Зато в компьютере росли папки с манящими названиями: Флоренция, Золотое Кольцо, Кавказ, Аризона, Монтана, Питер, Амстердам…

Вроде бы все правильно, жизнь интересная. Возвращаясь, ты идеализируешь тропы в Большом Каньоне, парижские кафе и закат у Дворцового моста над Невой. Перед глазами мелькают картинки одна прекраснее другой. Но почему так неспокойно на душе? Ведь уже не хочется бродить по дорожке с девчонкой и слушать ее рассказы о подругах. И уже устал от гудения трансформаторов и запаха ацетона в лаборатории. Появились сомнения, что двацатикилометровый дневной переход по горной тайге доставит радость. Даже походы на каноэ, когда душу согревает сумка-холодильник с хорошей водкой и любовно приготовленным салатом оливье, начинают казаться чем-то обыденным. Почему так хочется сделать, то, что не сделают другие? Побывать там, где нет толпы туристов с фотокамерами и палками для селфи.

И вдруг понимаешь, что сейчас, когда ты сидишь, прислонившись к мачте, ты сидишь правильно. Это то, чего не хватало. Правильно все – серые волны, тучи, из которых скоро польется дождь, ветер, от которого устаешь и надеваешь теплую шапочку. И еще правильный боцман, стоящий у штага и молча смотрящий на далекие острова.

Recent Posts from This Journal

  • Не в своем времени

    Вокруг нас все меньше тех, кто живет не в своем времени. Гил Пендер из фильма «Полночь в Париже» обожал двадцатые годы, когда были молоды…

  • Революция

    Похоже, что надвигается революция. Образовательная. Начнется, наверное, в Америке. Во всяком случае, там все происходит на моих глазах.…

  • Бег по четным дням

    Когда-то я прочитал, что размер цели можно определить по тому, когда человек встает, когда засыпает, как быстро он движется, с кем общается,…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
eylbyf
Aug. 3rd, 2017 07:45 am (UTC)
Что не обойтись без долгого сидения в библиотеке, без выпаивания сгоревших микросхем в компьютере, без унизительного поиска денег для покупки редких изотопов

Я канешн не знаю, что конкретно подразумевало данное предложение и чего вы где покупали...
но работала я в 88м на военном заводе - изготовитель плат гальваническим способом - и там мастер и нач. цеха таки немножко приторговывали всяким матерьялом, типа текстолита, лаков или палладия, и покупателей искали специфических))

Потом я ещё знавала людей,которые воровали из проходящих ночных поездов из вагонов с определёнными значками - радиоактивные отходы ,которые нам поставляла Европа для захоронения на нашей территории - и эти люди тоже находили на свой товар покупателей...это 92й где-то...

А как это выглядело у вас, что именно покупали, каким способом и где брали денег, поподробнее с этого места , пжлст )))

Ни разу в жизни не ела бруснику, клюкву, морошку и голубику, они иногда на рынке есть, но по таким космическим ценам, что и пробовать не тянет, и вот пытаюсь себе представить вкус рисовой каши с брусникой - не могу.
И если в нете рецепты из чего там из кедровых орешков, можжевельника...да много чего ещё ))
то вспоминается однажды как мне расхвалили варенье из кизила - и как я потом избегала сей деликатес из-за его запаха, а на меня смотрели так...презрительно, как будто я отказываюсь есть живых устриц ))
( 1 comment — Leave a comment )