?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Позади шесть перелетов, паром, поезд.
Уютный вагон «Сапсана», вечернее солнце, прикрытое облаками, графика обнаженных деревьев, отражающихся в спокойной воде озер и медленных рек. В этих краях я родился и вырос. Все до боли знакомо: деревянные дома, покосившиеся заборы, лужи на дорогах, темные ели, березы, тополя, камыши над серебряной водой. Ничего не изменилось. В вагоне двадцать первый век: в руках планшет, работает вай-фай, официанты разносят горячий ужин. А за окном мое детство.

Вечернее метро, усталые лица, объявление, что ВИЧ не передается дружбой, по громкой связи предупреждают, что террористы могут быть рядом. Это тоже двадцать первый век.

Совсем мало времени. Бегом на выставку Серова. Там я хочу быть один. Иначе все смешается.

Толпа у «Девушки с персиками». Да, это шедевр! Будущая мама Нобелевского лауреата спокойно сидит за столом в Абрамцево. А какое замечательное освещение сделали устроители выставки! На экране компьютера картина так не смотрится. Я достаю телефон и украдкой делаю снимок. Меня тут же хватают за руку – фотографировать нельзя. Почему? А потому! Не ищи смысла там, где его нет. Наверху, в филиале Третьяковки снимать можно, а тут нельзя. Без всяких почему.

Портрет Коровина. Ну и мужик! Красивый, добродушный, талантливый, в глазах чертенята. Художник и писатель. Преклоняюсь. Я бы на месте женщин влюблялся только в таких.

Наверху искусство двадцатого века. Петров-Водкин, Шагал, Малевич. Вот и «Черный квадрат». Потрескавшийся. Вероятно, самый первый.
– Это первый – спрашиваю у смотрительницы.
– Других не держим, – нерешительно отвечает она.

Я не фанат Малевича. Особенно не люблю его философию, которую он развел вокруг своего квадрата. А его слова: «И я счастлив, что лицо моего квадрата не может слиться ни с одним мастером, ни временем... Я не слушал отцов и я не похож на них. И я ступень...»
Про оригинальность идеи я промолчу. Про его скромность тоже. На маркетинг у него замечательный. Хвали себя себя сам, другие подтянутся.

«Музеон» – музей на открытом воздухе. Ничего не нравится, но каждый раз брожу между скульптур с некой надеждой. Уродливый Ломоносов, слащавый Есенин на фоне березок и скворечника. Странная скульптура мужика с гранатой и согнутым мечом.

Музей «Дом на набережной». Подъезд номер 1. Директор – вдова Юрия Трифонова – Ольга Романовна Трифонова. Прошу познакомить. Она улыбается, но лицо волевое, жесткое. Фотографирую, обещаю фото не ставить в соцсетях. Выглядит она прекрасно – меня переживет.
Долгая беседа о терактах в Париже, о привычках Трифонова, о моей судьбе.
– Программист?
– Физик.
– В Миннесоте не была. Там леса есть?
– Много, как в Карелии.
– Давайте я вам книгу подарю из библиотеки Юрия Валентиновича. Хотите «Долгое прощание»? Нравится?
Я киваю и говорю, что эта книга, наверное, самая грустная из всех, что он написал.
– У него нет веселых книг.
– Да, но эта скребет прямо по сердцу.
– Вот эта редкая, на английском, еще при его жизни издали. Вы по-английски читаете?
– А куда деваться.

Книга с инвентарным номером музея.
– Ничего, я тут хозяйка. Берите.

Москва река серая, как Нева. Дом на Набережной позади. Я тут несколько раз ночевал и даже играл во дворе в настольный теннис. Давно это было. Тогда на одном из домов напротив «Ударника» мигала неоновая реклама московского мороженого. Старожилы это помнят.

Большой Каменный мост. Сколько раз я проезжал по нему? Много тысяч раз. Считать не хочется. Холодный ветер, строгий и красивый Кремль. Сразу полезла в голову политика. К черты политику сегодня.
За поворотом реки мой старый дом. Высокие потолки, гул машин на набережной, старая мебель, двустворчатые двери, по коридору можно было кататься на велосипеде. Сегодня туда не пойду. Завтра еще два самолета. Пора собираться. Вставать в четыре утра. Да и отметить мой отъезд тоже надо.

В метро читаю книгу. Люди отрываются от телефонов и смотрят на меня с изумлением. Кто-то нагибается, чтобы прочесть название.

Вечерний трамвай, уходящий вниз, к Яузе. Как прощание.








Recent Posts from This Journal

  • Ноябрь

    Ноябрь – месяц, когда уют в доме становится важнее погоды на улице. Ноябрьское солнце смотрится неожиданным гостем. А на ясное небо смотришь с…

  • Проблема выбора

    Проблему выбора в бизнесе можно решить математически. Алгоритм простой: надо найти минимум отношения Риск/(Ожидаемая Прибыль). Риск определяется…

  • Писатели и роботы

    Представьте, что вам поручили написать компьютерную программу для игры в шахматы. Можно пойти по сложному пути: привлечь профессионального…

Comments

( 14 comments — Leave a comment )
natalenka7
Nov. 27th, 2015 09:18 am (UTC)
Понравились твои мысли и Малевиче и его Квадрате))
Книга, что подарила жена Трифонова... я прониклась))
Это ж надо так обаять даму, а?)))
В России много домов деревянных и есть еще покосившиеся заборы, но позитивных изменений много и их нельзя не заметить)
vladimir101
Nov. 27th, 2015 02:10 pm (UTC)
я замечаю... но больше в Москве и других больших городах
vladimir101
Nov. 27th, 2015 02:10 pm (UTC)
Тверская область в запустении
natalenka7
Nov. 27th, 2015 03:48 pm (UTC)
Мы тут с мужем по делам проехали из Питера в Котлас, на машине.
Дороги большей частью хорошие, есть просто отличные, есть "стиральная доска", но без ям - готовят к ремонту))
Домов больше хороших, чем плохих. Очень много новых, красивых.
В Котласе вообще была сражена наповал, думала - деревня, а там очень даже приличный городок с большими торговыми центрами. Хотя, торговли слишком много - сложилось впечатление, что все первые-вторые этажи заняты торговлей))
Из Архангельской области в Котласе самое большое жилое строительство
В общем, из поезди вынесла четкое ощущение, что Россия хорошеет))
vladimir101
Nov. 27th, 2015 05:51 pm (UTC)
Я был в Котласе. Он и при Советской власти был приличным городом
Россия хорошеет, я согласен. Но темпы разные по регионам
olgakuksenko
Nov. 27th, 2015 10:08 am (UTC)
Ух ты, познакомиться со вдовой Трифонова, получить его книгу из её рук... Здорово как!
А мужик с наковальней - это же тот самый, которогг чеканили на серебряных полтинниках в советское время, да?
vladimir101
Nov. 27th, 2015 11:40 am (UTC)
Про полтинники не знаю(
olgakuksenko
Nov. 27th, 2015 04:57 pm (UTC)
Были рубли и полтинники, как раз в годы твоего детства, а, может, и раньше! Мне по наследству досталась парочка.. А потом уже пошли юбилейные рубли с Лениным, не серебро, а сплав...
olgakuksenko
Nov. 27th, 2015 04:58 pm (UTC)
Где-то лежат, в Москве, наверное, остались. Интересно было бы год чеканки поглядеть...
Но сейчас, увы, никак((
eylbyf
Nov. 27th, 2015 01:09 pm (UTC)
Квадрат Малевича - это красивое буквосочетание, но не более того. Китч и издевательство над народом.
Когда проходишь мимо своего дома, туда хочется войти ?
vladimir101
Nov. 27th, 2015 02:09 pm (UTC)
нет, сейчас я живу в другом месте
Katren
Nov. 27th, 2015 03:25 pm (UTC)
Рассказ твой пронизан грустью, это и понятно.Фотографии понравились.Хорошо получилось- Есенин на фоне берез и скворечник(скворечник меня просто заворожил). Этот фон скрасил скульптуру.
Katren
Nov. 27th, 2015 03:30 pm (UTC)
Да,еще-мужчина,рассматривающий "картину" Малевича- вся его фигура в недоумении.Я его понимаю.
vladimir101
Nov. 27th, 2015 05:52 pm (UTC)
ага, аж волосы дыбом встали))
( 14 comments — Leave a comment )