?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



Комната оказалась уютно-средних размеров с темными балками на потолке и с абсолютно безвкусным ковром на полу. Два огромных окна были стыдливо прикрыты шторами, скрывавшими вид на оцинкованные крыши каких-то сараев. Стол, пришедший из времен взятия Бастилии, скрипел от одного моего взгляда. Сначала было тихо, но потом на кухне взревела стирально-сушильная машина.
– Чертов мальчонка, – проворчал я и стал нажимать все кнопки на панели управления. Машина как-то странно скрипнула и замолкла. Тут же зазвонили колокола собора.

– А хлеб-то мы не купили! – злорадно хихикнул внутренний голос.
– Будем худеть, – сказал я и стал расставлять на столе коробочки из итальянской кулинарии и открывать белое вино с таинственным названием Cantina Zaсcagnini.
Еда оказалась очень знакомой и напомнила мне Сицилию. Там, в одном городке я заблудился и спросил прохожего, как мне отсюда выбраться.
– Езжайте за мной, – сказал прохожий и побежал по улицам, показывая дорогу.
– Хорошие люди живут в Сицилии, – ностальгически вздохнул я после пятой коробочки.
– Все равно за хлебом иди! – проворчал внутренний голос. – И за пирожными!

Вход во дворик моего дома – это красная бронированная дверь с магнитным замком. Ориентир – справа витрина с ботинками. После стакана Cantina Zaсcagnini это стало важно.
– После ботинок – направо, – сказал я внутреннему голосу. – Запомнил?
– Хемингуэй был умный, – вздохнул он в ответ. – Его дом был около маяка, к нему легко было найти дорогу даже после двух бутылок.


Темнело. Все ближайшие улицы превратились в один сплошной ресторан. Я пробирался между столиков, за которыми сидели молчаливые пары и что-то жевали. Возникло чувство, что в моем шестом околотке людей дома не кормили. Через пару кварталов я понял, что сделал ошибку, не взяв с собой навигатор. Средневековые улицы пересекались под самыми немыслимыми углами. Идешь по одной улице и плавно попадаешь на другую. Пытаешься вернуться и попадаешь на третью, где так же в темноте за столиками сидят жующие люди. Я стал поглядывать на названия улиц, стараясь не ходить дважды по одной и той же.
Rue de Buci 12 – прочитал я на табличке. Опа! А ведь тут Сергей Эфрон, муж Цветаевой, на втором этаже вербовал шпионов.
– А дальше дом, где жил Сенкевич, – подсказал внутренний голос. – И недалеко улица, где квартира Жерара Филипа. И Гильотен, изобретатель гильотины, жил в этом районе. В общем, тут много знаменитостей проживали. А теперь мы тут живем.
– То-то же! – гордо сказал я.

Хлеб я нашел в лавке на улице. Очередь спокойно наблюдала, как к продавцу подошла девушка и между ними завязалась долгая и приятная беседа. Очередь молчала. Любовь в Париже – это святое. Пирожные продавались рядом с домом Эфрона. Я вышел из кондитерской с увесистым пакетом.
– Не треснешь? – поинтересовался внутренний голос.
– Так ведь отпуск! – сказал я. – Столько тяжелых осенних дней впереди.

Своего дома я не нашел, но зато нашел площадь Сен Сюльпис с собором и фонтаном. Там, под деревом, стоял мужчина с чемоданом и женщина в длинной шубе. В небе плыли желтые ночные тучи, ветер гонял по асфальту сухие листья. Остановив проезжающее такси, мужчина отдал шоферу чемодан, а сам стал усаживать женщину на заднее сиденье и запихивать в салон полы ее шубы. Наконец, все было кончено. Такси медленно тронулось, красные габаритные огоньки растворились в ночной темноте, стало тихо и грустно. Мужчина закурил, посмотрел на часы, потом на меня и пошел по маленькой узкой улочке. Я зачем-то направился за ним и вдруг увидел витрину с ботинками и свою бронированную красную дверь. Романтический настрой исчез, и я почувствовал, что пора как следует подкрепиться.

В описании квартиры было сказано, что сигнал вайфая – зверь. Быка убьет! Это так. Меня этот сигнал почти добил через пять минут. Уровень то зашкаливал, то падал до нуля. Через фейсбук я зачем-то сообщил человечеству, что нахожусь в Париже, после чего сигнал пропал полностью. Сверху тут же залаяла собака.
– Это она по «Скайпу» с кем-то разговаривает и трафик жрет, – подумал я.
– Нет, – сказал внутренний голос. – Это Интернет пропал, и хозяева обратили на нее внимание.

Я лег в постель и стал читать рассказы Чехова. Рассказы были грустные, и мне пришлось съесть дополнительное пирожное. После «Володи» мне совсем стало невесело, и я решил заснуть в перерыве между звоном колоколов Сен Сюльписа. Новая квартира – новые проблемы: где выключатели, куда я поставил бутылку с вином, где я вообще, когда просыпаюсь? От непонятности засыпаю опять.

Tags:

Recent Posts from This Journal

  • Ноябрь

    Ноябрь – месяц, когда уют в доме становится важнее погоды на улице. Ноябрьское солнце смотрится неожиданным гостем. А на ясное небо смотришь с…

  • Проблема выбора

    Проблему выбора в бизнесе можно решить математически. Алгоритм простой: надо найти минимум отношения Риск/(Ожидаемая Прибыль). Риск определяется…

  • Писатели и роботы

    Представьте, что вам поручили написать компьютерную программу для игры в шахматы. Можно пойти по сложному пути: привлечь профессионального…

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
m_spi
Nov. 21st, 2015 07:38 am (UTC)
Очень даже. А дальше?
Спасибо.
Маруся
Nov. 22nd, 2015 03:07 pm (UTC)
Главное - сообразить в первые 2 минуты после пробуждения - где ты находишься)))
( 2 comments — Leave a comment )